• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ
ЮниКредит Банк

Чем мощнее оружие, тем тяжелее груз ответственности за него

24 июля 2011, 17:14
Корреспонденты "Вестей" впервые получили возможность увидеть, как готовят водителей стратегических ракетных комплексов "Тополь".

Петр Кронштатов недавно отметил водительское совершеннолетие - права получил 16 лет назад. На службе меняет салон юркой легковушки на кабину огромного тяжелого МАЗа, который требует другого стиля вождения. Но рассказывать о нем можно только в общих чертах.

Петр Кронштатов, механик-водитель стратегического мобильного ракетного комплекса: "Там машина большая, габариты большие надо быстро принимать решения, рассчитывать траекторию. Чтобы не нанести вред и урон".

Одной из таких установок и управляет старший прапорщик Кронштатов. Хотя, видя ракетный дивизион на марше, редко замечаешь, кто именно сидит за рулем. Всё внимание на саму ракету. Мобильные и как следствие неуловимые, комплексы "Тополь", всё время стоят на страже безопасности страны.

Александр Владыкин, механик-водитель стратегического мобильного ракетного комплекса: "Бывает, едешь - пыль, видимость 5 метров, не видно ничего. И в гололед, и в грязь, и в пыль - всего хватало".

Перед каждым выходом на боевое дежурство - независимо от опыта, водители обязаны не только пройти инструктаж и медкомиссию, но и сдать несколько упражнений на учебных машинах. Нет дежурства - всё равно тренируются. И ночью, и днем.

Вместо пускового контейнера - простая бочка, чтобы габариты соответствовали боевой установке. С мирным грузом они, кстати, совсем не кажутся страшными. Тренировки чем-то похожи на занятия в автошколе - и горки, и боксы. Только масштабнее. Двойной контроль - инструктор в кабине, учетчик ошибок снаружи.

Владимир Попов, учетчик ошибок: "Чтобы двигатель не заглох. Смотрю, чтоб не было ошибок в переключение передачи и не задевать главное ограждение".

Первое время водитель может наматывать километры только по автодрому и только на учебной установке. Потом уже на боевой разрешат выезжать из ангара.

Сергей Смирнов, инструктор по вождению гвардейской ракетной Глуховской дивизии: "Каждые полгода идет повышение. Они допускаются на новый уровень маршрутов".

Вершина допуска и мастерства - право передвигаться на машинах на любые расстояния и по любой местности.

Петр Кронштатов, механик-водитель стратегического мобильного ракетного комплекса: "Не могу сказать, что мурашки были первый раз. Но ощущения непередаваемые. 2-й 3-й раз уже не так. Первый самый запоминающийся".

Водители быстро привыкают к тому, что возят за спиной ядерные боеголовки мощностью в десятки бомб сброшенных на Хиросиму. За своё здоровье не боятся, но и не расслабляются. Слишком большая ответственность за груз.

Александр Владыкин, механик-водитель стратегического мобильного ракетного комплекса: "Оружие-то грозное - не подвести, доехать нормально и нести, как положено боевое дежурство".

Каждый водитель в течение месяца обязан провести за рулем определенное количество часов. Но для этого не обязательно даже выезжать на автодром. Есть специальный тренажер.

Александр Боровиков, начальник автодрома гвардейской ракетной Глуховской дивизии: "Пока на МАЗе один проедет - здесь два-три-четыре. То есть быстрее проходят".

Программа позволяет задать любое время года или суток, любую погоду - хоть ливень, хоть град, хоть метель. Есть все рельефы местности нашей страны - от высоких гор до болот.

Тренажер дает возможность почувствовать себя за рулем многотонного МАЗа. Единственное отличие - не слышен гул мотора... Но достаточно надеть шлемофон и иллюзия погружения будет полная. С непривычки управляться с такой махиной нелегко. Но после долгих тренировок и при упорстве можно научиться выполнять различные упражнения.

Поехать через глубокий ров - одно из самых сложных заданий. Первые две попытки с помарками. Однако уже третья получается вполне чистенько.

Выходим на поверхность. И вот также можно научиться преодолевать любые препятствия.

Выкручивая огромный руль, быстро устаешь. И понимаешь - беречь Родину - это не просто профессия, а тяжелая работа. И как-то спокойнее становится от осознания того, что боевых комплексов у нас в стране не меньше, чем учебных установок и тренажеров.

Кирилл Полиенко



Loading...