• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ
ЮниКредит Банк

Молодой парень из Новосибирска сбежал из реабилитационного центра, обвинив его сотрудников в сектантстве

5 августа 2014, 09:43
Александр очень боится рассказывать о том, что происходило с ними в реабилитационном центре фонда «Новосибирск без наркотиков». Он уверен, что у борцов с наркоманией и алкоголизмом очень большие связи в правоохранительных структурах. И в то же время он хочет добиться правды и чтобы кто-то расставил все точки в этой проблеме. Поэтому о своих злоключениях он согласился лишь на условиях анонимности.
Молодой парень из Новосибирска сбежал из реабилитационного центра, обвинив его сотрудников в сектантстве

Внешне он ничем не похож на алкоголика. Обычный, ничем особо не примечательный парень. Встретишь такого на улице и не вспомнишь, даже если и перекинешься парой слов. Ни внешними данными, ни одеждой не выделяется. В жизни у него все складывалось неплохо: хорошая работа, любимая девушка... Бывали, конечно, моменты, когда он на пару дней уходил в загул, но не более того. Это сильно не нравилось его любимой девушке Диане. Да и кому понравится видеть любимого человека в невменяемом состоянии. Поначалу все обходилось семейными скандалами с битьем посуды и обещанием навсегда уйти «от такой сволочи, как ты», пока Диана не встретила доброхотов из церкви «Исход».

— Это ужасно! Сережу нужно срочно спасать! Если вы сейчас ничего не сделаете, потом будет поздно! Это первый шаг к полной деградации и могиле, — вспоминает девушка свои беседы с представителями этой религиозной организации.

У этих таких приятных парней и девушек есть универсальный совет для таких случаев — реабилитационный центр фонда «Новосибирск без наркотиков». Конечно же, ни по каким документам он не связан с церковью, просто добрые друзья и коллеги по общему делу спасения таких заблудших дегенератов, как Александр. Всего-то и нужно было подписать пару документов, которые, впрочем, не имеют никакой юридической силы.

— Чтобы признать человека недееспособным, нужно решение суда. А если документы о помещении человека в реабилитационный центр подписывают родственники, и при этом сам человек против, а его удерживают, то это уголовная статья. Собственно, в этом-то и проблема реабилитационных центров, из-за которой так часто заводят уголовные дела о незаконном удержании граждан. Грубо говоря, взять и поместить какого-то человека под замок и лечить его от наркомании, если он сам против и его не признали недееспособным, нельзя. Даже если его туда поместили мама, папа, жена или еще какие-либо родственники, — пояснил юрист Денис Демидов.

Как пояснили в телефонном разговоре представители фонда «Новосибирск без наркотиков», в тот момент, когда человека принимают в реабилитационный центр, заключается трехсторонний договор. Его подписывают как родственники будущего реабилитанта, так и он сам. В нем прописаны определенные ограничения. Например, человека не пустят за сигаретами или пивом.

— Лично я никаких документов не подписывал, — утверждает Александр.

Его привезли в деревню Молот Колыванского района. Расположенный здесь реабилитационный центр считается одним из лучших, совсем «конченых» сюда не определяют.

— Высадили за сто километров от города, поселили в избушке на двадцать человек с двухэтажными нарами, — вспоминает Александр, нервно теребя пальцами. — И началось... С утра до вечера молились, читали Библию. По выходным изгоняли из нас бесов. Совсем не так, как в голливудских блокбастерах. Под рок-музыку ходил пастор, и приказывал бесам уйти. Потом хвалился, что с каждого из нас он выгоняет по несколько бесов. Между собой мы шутили, что, наверно, бесы по кругу бегают. Из одного сбежали, в другого спрятались.

Судя по всему, прибыли от «лечебных» процедур по изгнанию бесов позавидуют многие нефтяные компании. Нет, конечно, каких-то официальных расценок у реабилитационного центра нет. Ведь они делают благородное дело и материальная составляющая здесь не важна. Проходить курс реабилитации можно совершенно бесплатно. Но от помощи здесь не отказываются.

— Родственники находящихся в центре алкоголиков и наркоманов помогают, кто чем сможет. Кто-то 7 тысяч заплатит, а у кого есть возможность, и 20 не пожалеет. Особенно когда тебе каждую неделю показывают фотографии счастливого сына или мужа. В этом центре я узнал, как одной курицей можно целый день кормить 20 взрослых мужиков и даже чтобы собаке оставалось. По моим подсчетам, в месяц на наше питание тратили около 8 тысяч рублей. Кстати, мы работали на ферме, но никаких продуктов с неё я не видел. Наверно, изгнанные бесы все украли, — усмехается Александр. — Это при том, что мы еще и постились! Дней десять в месяц точно. Причем если посчитать дни, когда мы постились, то есть вообще ничего не ели, то это дней 10 в месяц.

А вот «духовной пищи» было явно в избытке.

— За несколько недель у меня буквально «поехала крыша». Молитвы под рок-музыку с дикими воплями, истериками и состоянием, во время которого молящиеся начинают «говорить» на непонятных и никому не известным языках. Чтение с утра до вечера Библии, книг различных пасторов и просмотром видео с проповедями «Нового поколения», — вспоминает бывший пациент реабилитационного центра. — Меня спасло то, что я вспоминал свою бабушку, которая всегда была православной и меня крестила в этой вере.

Парня спасли друзья, пришедшие в ужас, узнав, что произошло с их приятелем. Просто приехали на машине и забрали его. Никакого сопротивления со стороны администрации реабилитационного центра они, впрочем, не встретили. Если он сам не против, то забирайте.

Кстати, Александр зла на деятелей из реабилитационного центра не держит.

— Ничего против них не имею. Пусть верят и молятся, как им нравится. Но ведь это настоящая пирамида. Деньги уходят непонятно куда. С нами жил пенсионер, у которого сгорел дом, и ему некуда пойти. У него забрали карточку, на которую перечисляют пенсию. Учитывая, как там кормят, его пяти тысяч пенсии хватит, чтобы накормить 20 человек. Остальные деньги идут в карман учредителям центра? Я вот тоже, можно сказать, обманываю людей, работаю риелтором по аренде жилья. Зарабатываю на горе людей, у которых нет своего жилья, беру с них проценты. Но такого грубого обмана я еще в своей жизни не встречал. Хотя это мое личное мнение. Многие люди живут там годами и их всё устраивает, — говорит он.

В офисе церкви «Исход», расположенной на улице Серафимовича в ДК «Радуга», всех пришедших встречают с распростертыми объятьями. Приветливые молодые люди и девушки — все не старше 30 лет — деликатно интересуются проблемами пришедших людей, стараются помочь советом. Грамотная речь, вкрадчивый голос, излучающий тепло взгляд... Рассказывают про реабилитационную программу — никаких лекарств, только изучение Библии и молитвы.

— Знаете, я сам бывший наркоман, — доверительно сообщает молодой человек по имени Юрий. — Мы не секта, у нас полная свобода. В Библии говорится: «По плодам вы их узнаете»...

Вместе с Александром отправляемся в реабилитационный центр в селе Молот. На первый взгляд он производит вполне хорошее впечатление. Приличные деревянные дома без особых изысков, вокруг порядок и чистота. Да и местные жители ничего плохого о таком соседстве не говорят. Тихие молодые люди, которые помогают по огороду, да еще и помогают устраивать сельские праздники.

— Никто никого у нас не удерживает. Каждый человек сам решает, оставаться ему с нами или нет. В среднем каждый месяц от нас уходит один человек. Насилия мы ни к кому не применяем. Каждый сам решает, что ему делать. Есть такие люди, которые уходят, а потом снова возвращаются к нам. Хотя желающих попасть к нам даже больше, чем мы можем принять. Многие затем остаются у нас, руководят другими реабилитационными центрами, — говорит Максим Агишев, один из лидеров реабилитационного центра.
Вера и служение Богу заменяют собой и наркотики, и алкоголь.

— Я отказалась от своих пагубных привычек, привезла сына, и сейчас восстанавливаю семейные отношения со своим парнем. Все в жизни стало налаживаться: и в материальном и в духовном плане, — рассказала Оксана, одна из пациенток реабилитационного центра.

Некоторые психологи считают, что происходит подмена одной зависимости на другую.

— Такие методы воздействия на людей уже давно изучены, совершенствуются и представители подобных религиозных культов хорошо с ними знакомы. Если человека полгода убеждать в чем-то, то он поверит во что угодно. Тем более что они опираются на столь уважаемый источник, как Библия. Хотя с тем же успехом бывших наркоманов можно вербовать и в мусульман, и в кришнаитов, да вообще в любую секту, — уверена психолог Светлана Арутюнова.

Жизнь Александра постепенно входит в привычное русло. Все разногласия с Дианой уладились и они подумывают узаконить свои отношения. Оба стараются обходить стороной всех новоявленных проповедников и целителей, заполонивших наш город.
Главная претензия, которую он предъявляет к работникам реабилитационных центров, в том, что их деятельность никем не контролируется.

— За все время, что я находился в центре — а это почти месяц — к нам не приходил ни участковый, ни врач, ни какой-либо другой представитель власти. Это всё — огромное поле для возможных злоупотреблений. Мне еще повезло, что я попал, в общем-то, к порядочным людям в приличный реабилитационный центр. Но ходят упорные слухи, что так везёт далеко не всем, — сказал на прощание Александр.

Подобные конфликты возникают, прежде всего, из-за того, что над деятельностью реабилитационных фондов нет эффективного контроля со стороны государства и общества, который, прежде всего, дисциплинирует. Трудно поверить, что сотрудники того же фонда «Новосибирск без наркотиков» желают зла своим пациентам. Но попросту относиться халатно к оформлению документов или контролю за расходованием средств вполне могут. А зачем? Все равно вряд ли придет строгий чиновник и попросит отчитаться. Поэтому контроль нужен, прежде всего, самим таким благотворительным фондам. Потому что сегодня практически любой реабилитант может обвинить их в чем угодно. И доказать обратное будет сложно, прежде всего, именно людям, занимающимся реабилитацией наркоманов и алкоголиков.

Смотрите также:

 

 




Loading...