• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ
ЮниКредит Банк

Новосибирские онкобольные испытывают трудности с получением обезболивающих препаратов

19 октября 2014, 12:30
От боли нет спасения. Пациенты со страшным диагнозом рак часто не в состоянии без спасительного укола прожить и часа. Многим инъекции милосердия приходится ждать слишком долго. Почему умирающих оставляют страдать?

Это кадры из Одессы. Молодой человек — больной раком — не выдержал боли. И выбросился из окна собственной квартиры. Изуродованное недугом лицом он прикрыл маской, чтобы не испугать соседей. Тоже самое случилось в Москве с контр-адмиралом Вячеславом Апанасенко. У него была 4-ая стадия рака. Это значит нестерпимая боль. Спасение от нее — только наркотические обезболивающие средства. Вовремя не получил препараты — помешала медицинская бюрократия. С болью в одиночку не справился. Умер в больнице после попытки суицида. В предсмертной записке написал: «Прошу никого не винить, кроме Минздрава и правительства. Сам готов мучиться, но видеть страдания родных и близких непереносимо».

А это уже Новосибирск. Светлана прошла несколько кругов ада с тяжелобольным отцом. Сначала столкнулась с отчуждением окружающих. Онкобольных сторонятся, как чумы. Но самым тяжелым испытанием стала боль. По словам женщины, врачи не спешили ему на помощь. Сегодня ее отца нет в живых. Сама Светлана переживает сильнейшую депрессию. Обратилась за помощью в психологическую службу. Просила не показывать ее лица. С трудом рассказывает о недавно пережитом ужасе.

Светлана, жительница Новосибирска: «Папе очень долго не прописывали обезболивающие. У него были страшные, жуткие боли. Он от этих болей впадал в отчаяние и часто говорил, что покончит жизнь самоубийством. Он не мог терпеть, пытался напиться каких-то таблеток. А ему говорят: вам же еще по анализам не положено».

Отец Светланы был жителем Томской области. Женщина уверена, новосибирским больным тоже не сладко. Беготня по врачам отнимает драгоценное время. Один рецепт на несколько дней, или недель. И снова в поликлинику. Медики признают — схема на самом деле не простая. Многие болеутоляющие — наркотического свойства. Потому у врачей ответственность большая. Многие перестраховываются. Пациенты грустно шутят: человека проще убить, чем выписать ему наркотический препарат.

Наталья Балышева, врач-терапевт поликлиники № 20: «После консультации в онкологическом диспансере он осматривается врачом-участковым. И вместе с заведующим отделения решается вопрос об адекватной обезболивающей терапии».

Евгений Войцицкий, главный онколог Новосибирской области: «В поликлиниках препаратов достаточно. Другое дело — их нужно использовать ступенчато. Должен быть набор этих препаратов».

Другой вопрос — Как определить? Когда можно еще подождать? Или уже пора выписывать? Ни один медик на этот вопрос нам так и не ответил. Похоже, главное здесь — способность самого врача сопереживать больному. Однако получить заветный «розовый» бланк — полдела. Закон отводит 5 дней для обмена его на препарат.

Ольга Пяткевич, главная медсестра поликлиники № 20: «Спустя 5 дней это будет просто бумажка».

Сегодня чиновники Минздрава заговорили о необходимости упрощения всей схемы. Закон уже принят Госдумой в первом чтении. Медкомиссию отменят. На рецепте будет достаточно одной разрешительной подписи — онколога. Срок действия «розового» бланка с 5 дней продлят до месяца. Остается добавить, во всем мире больные, у которых есть подобные проблемы, ищут спасения в хосписах. В Новосибирске хосписов нет. Пациентам остается ждать конца года, когда в областном центре откроется первый Центр паллиативной помощи.




Loading...