ONLINE-ТРАНСЛЯЦИИ

«Вести» разбирались, кому нужна «информационная диверсия» вокруг пожара в Новосибирской областной больнице

31 августа 2018, 13:20
В информационном пространстве также было жарко. Соцсети и информресурсы пестрили разными версиями произошедшего.

Вчерашний вечер выдался тяжёлым не только для пациентов, персонала Областной больницы и сотрудников МЧС – те, кто следил за развитием ситуации, получили не меньшую порцию адреналина, чем те, кто находился в гуще событий. Разумеется, все мы переживали резонансное, масштабное ЧП – шутка ли, сотни человек в опасности, много детей… На помощь им съехались два десятка пожарных расчётов.

Новость о том, что горит самое крупное медучреждение в регионе, моментально разлетелась по лентам информагентств, в том числе и федеральных, но самое активное обсуждение, как это сейчас бывает, разгорелось в социальных сетях. В популярных городских пабликах появились уже привычные в таких ситуациях комментарии: это и мольбы о здоровье тех, кто в очаге, и версии о причинах пожара, и, разумеется, слова непосредственных очевидцев. Очевидцы – это те, кто в таких случаях может пролить свет на то, чего даже нам, журналистам, не видно, и – что греха таить – мы ищем таких людей, но в очередной раз убеждаемся в том, что верить можно далеко не всем.

Как только стало известно о пожаре, в сети мобилизовались пользователи с комментариями о том, что правда о происходящем в Областной больнице намеренно замалчивается: мол, «всё гораздо страшнее, чем преподносят СМИ», «пострадавших (а то и погибших) – десятки», «люди, пытаясь спастись, прыгают из окон», другие же и вовсе «находятся в огненном плену».

Это сообщение пришло нашему корреспонденту в мессенджере WhatsApp от знакомых. Им передали друзья, тем – родственники и так далее: найти источники подобных «молний» теперь дело нелёгкое, а те, что вроде бы доступны, общаться на тему «зачем они это сделали», почему-то не желают.

Вот аккаунт девушки Анастасии «ВКонтакте»: в профиле указано, что сама она из Самары, но вся активность её связана именно с Новосибирском. Барышня одной из первых начала сеять панику сообщениями типа (цитата): «Это на самом деле страшно: люди прыгают с окон, много зевак, которые мешают спасательным службам проводить работы». Многие поддались, поверили – чего уж говорить о пользователях, если некоторые крупные СМИ подхватили горячую новость и растиражировали её на миллионную аудиторию. Нам тоже «стало страшно», мы не могли пройти мимо, но написали девушке с просьбой подтвердить свои слова – предоставить фото или видео «кошмарных событий». Ответ в категоричной форме – доказательств не будет. Но даже по мере того как ситуация становилась более-менее ясной и в комментариях появились настоящие очевидцы – пациенты больницы, участники событий, которые писали, что не всё так ужасно, – пыл Анастасии не угасал, девушка продолжала настаивать на трагичности происходящего.

Вот ещё сообщение (цитата): «Говорят, что нет пострадавших, а людей просто так в реанимации увозили? Почему об этом молчат и не сообщают». И сразу ответ от очевидца: «В реанимобилях увозили больных с реанимации и новорожденных детей». Не отпускает ощущение, что делается всё это специально, тем более что и ситуация до боли знакомая: в памяти свежи воспоминания о пожаре в торговом центре «Зимняя вишня» в Кемерове, когда слухи о трёхстах погибших так и остались слухами, но наделали немало шума.

Информационная диверсия в Новосибирске должна была состояться – и состоялась бы, если бы ей не противодействовали. Главная защита – максимальная открытость. Уже через несколько минут после сообщения о пожаре на месте работают полпред, глава региона. Сотрудникам пресс-службы областного правительства дается задание максимально подробно комментировать и предоставлять информацию. Еще горит огонь, идет эвакуация, а в прямой эфир телеканалов «Россия 1» и «Россия 24» выходит наша съемочная группа. Корреспондент Остап Григорьянц с места событий подтверждает: то, о чем пишут – это ложь. Да, пожар, но паники нет. Да, в корпусе шли операции, но врачи совершают подвиг, спасают пациентов. В эти же минуты редакторы «Вестей» выходят на связь с теми, кто распространяет панические слухи: «Вы можете подтвердить информацию?» Ответов нет, аккаунты просто удаляются.

В СМИ, которые «купились» на интернет-провокации, звонят областные чиновники: приезжайте на место, убедитесь, что это неправда. В информационном пространстве Новосибирска вчера состоялась невидимая битва – и правда оказалась сильнее лжи. Трагедия, которую, возможно, кто-то планировал, не состоялась. Открытость победила слухи.

Чтобы выяснить, как всё было на самом деле, в Кемерове ушли недели. В нашем случае всё встало на свои места буквально за один вечер. Администраторы групп «ВКонтакте» подчистили провокационные комментарии, а наши коллеги опубликовали объективный материал.

Не исключено, что ситуация повторится, поэтому в случае следующего масштабного ЧП специалисты советуют тщательнее подходить к так называемой «информационной гигиене». Что делать? Нам, журналистам – тщательнее проверять публикуемые сведения, а пользователям соцсетей – обращаться только к проверенным источникам. Верить на слово сегодня опасно – такое уж сейчас время.

Евгений Попантонопуло, заместитель директора Новосибирского филиала ФГУП «НТЦ «Атлас».