В Хакасии на экс-главу сельсовета завели дело из-за переселения из аварийного жилья

13 октября 2017, 12:10
Переселение из ветхого и аварийного жилья – вновь в центре скандала. В Хакасии на бывшего главу сельсовета завели уголовное дело, его подозревают в халатности: квартиры по программе выдали тем, кто не имел на них права. А в редакцию «Вестей» обратились жители другого района республики. Их переселили из аварийного дома в такой же аварийный.

В доме постоянно гуляет ветер, через щели заносит снег. Не спасают ситуацию ни печь, ни трубы, которые тянутся от котла, конопатить окна тоже бессмысленно. В семье уже устали бороться с простудными заболеваниями. Опасаются и за собственные жизни – проводка местами оголенная, крыша протекает. Половину барака давно снесли, как поведет себя вторая, потеряв равновесие, – сказать сложно.

А ведь в трех оставшихся квартирах живут люди! Им больше идти некуда. Семья Губановых, например, оказалась в этих условиях в минувшем феврале. Сельсовет предоставил квартиру на условиях соцнайма как альтернативу аварийному частному дому, в котором выросло несколько поколений семьи Насти.

Валентина Губанова, мама Анастасии: «Красноиюсский сельсовет мне предоставляет вот это, «пригодное» для проживания жилое помещение» – «Пригодное для проживания – так и написано?» – «Да, пригодное для проживания!»

…Которому требуется лишь небольшой косметический ремонт – так указано в письме, присланном из района после проведения осмотра здания.

Татьяна Примак, специалист Красноиюсского сельсовета: «Так как на балансе администрации значится небольшое количество жилья, то из всех возможных вариантов мы предоставили ей жилье» – «То есть, те варианты были еще хуже?» – «Да, ничего лучше на балансе не стоит. Это самое лучшее, что мы могли предоставить!»

Губановы уже обратились в администрацию Президента, оттуда вопрос вновь перенаправили в республику. В сельсовете же пока не могут назвать сроков начала хоть какого-то ремонта в муниципальном доме – денег на это нет. Рекомендуют пока встать на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий, и, конечно, оформить свой аварийный родовой дом в собственность, чтобы потом участвовать в федеральной программе переселения.

Официально дом принадлежал отцу Валентины, но после его смерти на себя родственники дом пока не перевели. Губановы опасаются, что сбор документов выльется в неподъемную сумму, да и самого переселения потом можно ждать годами, а впереди – очередная зима.