- Николай Йеске - романтический персонаж сибирской авиации - Вести Новосибирск

Николай Йеске - романтический персонаж сибирской авиации

27 марта 2015, 12:28

О них писали песни, слагали стихи. Профессия летчика всегда была особенной. Об одном из таких первых героев неба рассказ в рубрике «Новосибирск - на взлет!».

Подпирал своей я головой

Этот самый купол голубой

Над земною бездной в снежном блеске.

Я летал над Барабой

С Николаем Мартыновичем Иеске.

1864. Стихотворение "Полет над Барабой" поэт Леонид Мартынов прочитал своему другу, летчику Николаю Йеске в 1926 году где-то здесь, в доме на улице Енисейской - этой улицы уже нет на карте города. Они пили чай с коньяком, а жена летчика называла их воздушными маньяками. И была права - в том полете они едва не погибли - спасло лишь мастерство лихого летчика. В истории сибирской авиации это, пожалуй, самый романтический персонаж. Николай Мартынович Йеске - высокий красавец, дворянин. Прошел первую мировую - три ранения, несколько орденов. В 17-ом встал на сторону большевиков - даже ухитрился угнать самолет из буржуазной Риги в революционный Петроград. Когда в советской России начали строить воздушный флот - полетел в Сибирь совершать агитполеты. Можно сказать, жил за штурвалом самолета - вместе с бортмехаником Николаем Брянцевым.

Вячеслав Филиппов, директор музея Красноярского государственного университета: «Тот был совсем нелётного вида – маленький, кругленький и очень суетливый, вредный - всегда был недоволен. Если Йеске всегда улыбался - то Брянцев всегда недоволен. Они - Дон Кихот и Санчо Панса такие».

В середине 30-х Николай Йеске решил перебраться из Новосибирска в Красноярск - пригласили открывать заполярные воздушные трассы, командовать транспортным авиаотрядом.

Вячеслав Филиппов, директор музея Красноярского государственного университета: «Он был как опытнейший направлен в 1936 году на остров Рудольфа на архипелаге земля Франца-Иосифа. Там предполагалось построить аэродром подскока для будущей экспедиции на Северный Полюс».

Аэродром подготовили, экспедиция состоялась - но без участия Николая Йеске. Простуда, лекарств не было. На пустынном, занесенном снегами острове до сих пор стоит памятный камень, на нем пропеллер. Полярные просторы манили летчика - и в них словно растворился навсегда романтический герой неба.

Подписывайтесь на наш канал в OK, чтобы оперативно получать свежие новости