Пионер русской авиации Владимир Савельев - Вести Новосибирск

Пионер русской авиации Владимир Савельев

15 апреля 2015, 12:53

В этом году исполняется пятьдесят пять лет - как не стало одного из пионеров русской авиации. «Вести» рассказывают о Владимире Савельеве.

В начале шестидесятых в Новосибирск приехал некто Владимир Федорович Савельев. Возглавил конструкторское бюро института Горного Дела и был обеспечен квартирой. Производил сильное впечатление, как человек бывалый. В его рассказах запросто фигурировали имена-легенды, особенно от авиации. Вот и телеграмма на смерть конструктора: с подписями Туполева и Архагельского. И это был второй приезд Савельева в столицу Сибири. Он - один из пионеров русской авиации. В Новосибирске жил, работал и похоронен. Он стоял у её истоков и знал многих, чьи имена ныне произносят с придыханием. А в его биографии много белых пятен. В судьбе Конструктора - и буквально, и фигурально - имел значение трамвай. После ремесленного училища работал слесарем на постройке первого электро-вагона в Саратове. Чуть позже в тысяча девятьсот девятом году Савельев помогает создавать электротранспорт Санкт-Петербурга. И там судьбоносная встреча. Визави - Инженер Яков Мадестович Гаккель был фанатом авиации. Он на гонорар от питерского трамвая строит свой самолет. Второй официально сделанный в России. И хотя Гаккель со временем от авиации отошел, зато Савельев был неуемен. Участвует в самых разных авиастроительных проектах того времени. Более того, уже в тринадцатом году едет на Балканскую войну как эксперт, где вместе с пилотом Агафоновым изучает трофейный турецкий аппарат.

Андрей Курдюков, историк-краевед: «РЭП был очень ненадежной машиной. Разбились они, но, слава богу, остались живы. Официально оба были зачислены в состав Сербской армии, чтобы в случае пленения оказаться не шпионами, а военнопленными. Это абсолютно разные категории».

После Савельева приглашают в группу по строительству и испытаниям первого в мире многомоторного самолета Илья Муромец - конструктора Игоря Сикорского. Это новая эра в авиации. Далее Первой мировая война. Обобщая её опыт, Савельев создает фронтовой разведчик: выделяя новый класс машин. Технику приняли на вооружение. И под этот заказ строят завод. Не иначе, как триумф конструктора. Но все перечеркивает революция. Тут опять впору вспомнить трамвай. Только уже в фигуральном смысле. А на тот ли маршрут сел Савельев? Оказывается - нет. Кратковременную службу у Колчака под Иркутском Савельеву будут припоминать всю жизнь. И его не обошла стороной ни одна из многочисленных чисток. Впрочем, сразу после Гражданской Войны в жизни Савельева наступает период больших надежд и планов. Ему заказывают проект пассажирского самолета. Инженер опять на пороге своего конструкторского бюро. И самолет выходит интересный. Правда, время многопланов на исходе. Машина в серию не пошла. Тогда конструктор меняет сферу деятельности. Занимается системами авиационного вооружения. Успешен в фирмах Поликарпова и Яковлева. Но в тридцатом году высылка в Сибирь. В тридцать восьмом - запрет на работу в авиации. А в сорок четвертом арест и восемь лет заключения.

Андрей Курдюков, историк-краевед: «Взяли в разработку, подослали человека. За бутылкой водки поговорили. И о политике, и о крестьянах, и власти. Вспомнили Сикорского Игоря Ивановича. Провокатор спросил: - Ну, а вот как бы сейчас к Сикорскому? Тот о... Сами представляете - человек немного выпил. Этого было достаточно. Дали ему "антисоветскую агитацию" и на восемь лет».

После заключения Владимир Федорович живет где-то в глубинке на Украине. В отчаянии пишет требование персональной пенсии. Письмо попало к Туполеву. И тот смело заступается за бывшего зэка, считая его заслуги родиной неоспоримыми. А позже Савельева приглашают в Новосибирск в институт Горного Дела РАН.

Здесь о пионере русской авиации помнят. Николай Лавров пришел в КБ при Савельеве, а после его смерти принял руководство коллективом. Встречу с Владимиром Федоровичем считает жизненным везением: он заряжал творческой энергией. Но в то же время умел анализировать и признавать ошибки.

Николай Лавров, ветеран института горного дела СО РАН: «Сожалел, что немножко пошел не потому пути. Считалось, что, чем больше крыльев, тем больше подъемная сила. Скорости небольшие 120-130 километров в час. На этих скоростях, чем больше крыльев, тем больше подъемная сила. Но когда появились мощные моторы, тогда не нужно было. Вместо четырех-пяти крыльев пусть будет одно крыло».

Любопытно. В конструкторском бюро института горного дела первыми сотрудниками были те, кто имел дело с авиацией. Летал в аэроклубе, учился в авиационном училище или институте. Это политика Савельева. И организаторское чутье его не подвело. Если человек хоть раз прикоснулся к авиации, в нем горит искорка. Вот папка с авторскими свидетельствами. Но еще раз вспомним трамвай, через строительство которого, Савельев пришел в авиацию. Да, в жизни можно ошибиться с маршрутом. Но даже на самых крутых виражах есть хорошие попутчики. Вот с ними-то инженеру повезло. Первый раз Савельев оказался в Новосибирске в тридцатом году. В специальном предприятии НКВД номер четырнадцать, в народе «шарашка». Интеллигенция проходила перевоспитание, работая над всем, что предложат. Например, сконструировали навесной мост через реку Абу в Кузбассе. Собранный из подручного материала, прослужил три десятка лет. Да и компания в одной из первых советских «шарашек» подобралась звездная. Никитин, автор проекта Останкинской телебашни, Кондратюк, земной штурман космических трасс. Был там и видный ученый-горняк Николай Чинакал. Он-то позже и позвал в Новосибирск Савельева, узнав о его бедах. И хотя инженеру пришлось проектировать не самолеты, а горную технику, но и это у него получилось великолепно. Модернизировали горно-проходческий щит для круто падающих угольных пластов. Идея Чинакала, самодвижущаяся кровля. Но Савельев предложил заменить дерево на железобетон.

Леонид Зворыгин, ветеран института горного дела СО РАН: «Около шахтерских регионов сколько леса? Там ничего нет. Это все пошло в шахту на крепеж, а особенно на щиты. Переход на что-то другое, тогда это был железобетон, а сейчас может быть синтетика, если дальше думать».

Владимир Савельев умел создать шедевр из того, что есть, отмечают те, кто его знал. В подтверждение - опальному конструктору от всей души помогал сам Туполев, не терпевший футуристов. Савельев к таким точно не относился, хотя смотрел далеко вперед.

Александр Савельев, сын авиаконструктора В.Ф. Савельева: «Представьте 30-40-ые годы. Еще в то время были, совершенно точно, чертежи ветрогенераторов, которые он пытался разрабатывать. Эта тема и тогда уже интересовала ученых, как альтернативный источник энергии».

В Новосибирск Савельев приехал уже пожилым человеком, но с новой семье. Отбывая наказание, женился. Избранница была моложе супруга на тридцать лет, но трудностей жизни с опальным человеком не боялась. Фронтовая закалка. Радисткой прошла всю войну в боевых порядках самоходной артиллерии. За мужем с двумя детьми поехала и в Сибирь. Новосибирск стал их домом. Настоящим, где своих в беде не бросают. Перед смертью Владимир Федорович написал письмо директору Института, с просьбой позаботиться о семье. А Николай Чинакал был человеком слова.

Александр Савельев, сын авиаконструктора В.Ф. Савельева: «Маму трудоустроили в институт, где она и проработала всю жизнь. С этим институтом, так или иначе, была связана судьба моего брата старшего. Он работал в ранге заместителя директора института. И даже я там поработал рабочим перед армией».

Дети конструктора Савельева с техникой жизнь не связали. Младший, Александр Владимирович, экономист-строитель. Занимался и политикой. Был депутатом областного совета. Его покойный брат также был экономистом. К сожалению, в семье Савельевых осталось крайне мало свидетельств прошлого. Жизнь Владимира Федоровича с середины сороковых была сложной. Многие архивы остались в Москве после ареста. Что-то утеряно в пятидесятые, когда семья часто меняла место жительства. Ну, вот например, редчайший экземпляр — пропуск на завод Руссо-Балт, где строили самолеты самого мэтра-авиации Сикорского. Первые в мире многомоторные типа Илья Муромец. Есть и семейные предания. Например, как Игорь Сикорский остался должен Владимиру Савельеву, и не уплатив долг, эмигрировал в США, где стал первым в мире строителем вертолетов.

Александр Савельев, сын авиаконструктора В.Ф. Савельева: «Был застрахован на какую-то сумму. В результате каких-то технологических воздействий пострадал. Завод, которым руководил Сикорский, не оплатил эту страховку. Отец писал в инюрколлегию, была такая структура в советское время. Она занималась иностранными делами, каким-то правообладанием и так далее, собственников, которые находились за границей. По-моему там претензии к корпорации, которую возглавлял Сикорский».

Владимир Савельев - яркая фигура эры зарождения авиации. И он, безусловно, достоин, чтобы о нем знали, помнили потомки. Тем более Сибиряки, волей судьбы сыгравшие жизни Владимира Федоровича столь важную, а главное положительную роль. 

Подписывайтесь на наш канал в VK, чтобы оперативно получать свежие новости