• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ

Дорога жизни в 60 километров

28 ноября 2010, 16:41
Эта история потрясла всю страну. Грудного ребенка из Академгородка, через пробки, через весь Новосибирск везли в больницу в Мочище.

В Интернете мама рассказала, как их не могли принять ни в одном из прославленных лечебных учреждений. Сердце сына Дарьи Макаровой остановилось, когда скорая проехала уже двадцать километров по мегаполису, хвалящемуся своими медицинскими достижениями.

То, что никогда не должно происходить, но произошло. История матери, рассказанная он-лайн, буквально взорвала Интернет-форумы. Своим горем, с пользователями сети, она поделилась в тот день, когда ее сыну должно было исполниться девять месяцев. Крик души услышали в разных уголках планеты, и уже в первые часы - сотни просмотров, тысячи откликов, миллионы слов сострадания.

Дарья Макарова мама Максима: "У нас был малыш, очень хороший мальчик. Мы очень долго его ждали. Это был запланированный ребенок в семье здоровых молодых родителей, очень светлый малыш.. Мне очень тяжело об этом говорить.. 10 ноября он впал в кому по непонятным причинам".

Эти фотографии родители малыша сделали незадолго до того самого дня. Дарья вспоминает, Максим уснул и не проснулся. Мама даже не сразу поняла, что сын впал в кому, казалось, он крепко спит. Потом машина скорой помощи, снег, пробки. Водитель мчал по встречной, чтобы успеть из Академгорока в больницу в Мочище. Медицинского учреждения ближе, где были бы готовы принять малыша - не нашлось.

Дарья не понимала, почему позади остаются другие больницы - клиника Мешалкина, поселок Кольцово с его детским стационаром. С каждым метром пути врачи теряли драгоценные минуты. Борьба за жизнь, постоянный контроль дыхания, пульса. В районе остановки Мелькомбинат сердце Максима остановилось. И только поэтому скорой помощи с маленьким пациентом на борту удалось сократить свой маршрут на десятки километров.

Дарья Макарова, мама Максима: "Ему делали массаж сердца, потому что это кардиологи, они очень хорошо знали, что делать и благодаря этому мы как-то добрались до 3-ей скорой на Красном проспекте, 3. Потому что это ближайшая больница по ходу движения и нас приняли только потому, что какой-то код у них есть специальный - клиническая смерть. В таком состоянии они оказывается, обязаны принять в первой попавшейся больнице. А если бы мы проезжали мимо и просили нас бы не приняли".

Спасти Максима не смогли. Спустя два он умер, не приходя в сознание. А его родители, не оправившись от горя, ищут ответы. Почему за помощью ребенка повезли так далеко? Ведь до ближайшей больницы от их дома было всего сто метров. И как вышло так, что в Академгородке - крупнейшем научном центре страны, сегодня практически некому помогать детям?

Николай Максимов, папа Максима: "Рассуждение от местных чиновников трудно было понять. Они посчитали, что таких детей как наш в Советском районе за год будет 50, то есть приблизительно одного ребенка в неделю нужно спасать. Они посчитали, что это слишком дорого для государства содержать отдельное отделение реанимации, чтобы спасать одного человека в неделю".

Первые обвинения - в адрес врачей. Искать крайних начали чиновники, следователи, сами медики. Кто допустил гибель младенца, кто не помог в нужную минуту? Бездействие, бездушие, халатность. А в это время Дарья Макарова с мужем рассылали благодарственные письма - бригаде скорой помощи, реаниматологам из третьей больницы. По их мнению, в тот день медики сделали все, что было в их силах. И не их нужно наказывать, причины трагедии в самой системе. Шансы детей получить квалифицированную и своевременную медицинскую помощь в Советском районе сегодня минимальны.

Мнение родителей попытались опровергнуть в Центральной клинической больнице СО РАН. Тем, кто нуждается в помощи - здесь помогают. Есть в учреждении и детская реанимация, правда, койка там всего одна. Есть и детское отделение - вот только сейчас оно закрыто на ремонт. Кстати, поэтому сейчас врачи и отправляют детей на лечение в город. Даже есть такой приказ. Оправдания ЦКБ вызвали новую волну негодования в Интернете. Свои истории - заложники неполноценной системы здравоохранения в Акадегородке - начали выкладывать в отдельной теме. И фактов, подтверждающих, что в клинической больнице СО РАН, практически нет условий для лечения детей - уже сотни.

Марина Антонцева: "В 2006 году у ребенка поднялась температура. Скорая приехала достаточно быстро через 30 минут. Была ночь, был выходной день, поэтому добрались достаточно быстро за полтора часа".

В возрасте 6,5 лет на скорой помощи с температурой под 40 повезли в инфекционную детскую больницу в Мочище. Вопрос о ЦКБ даже не встал, врач сказал - "только туда". Была ночь, пробок не было, поэтому доехали достаточно быстро, часа за 1,5.

Юлия Некипелова: "В ЦКБ сделали анализы - есть подозрение на менингит. отправили в Мочище. Мы добирались два часа, по пути прокололо колесо на улице Жуковского. Декабрь месяц, машин нет, ребенок, завернутый в одеяло уходит в кому. В Мочище его привезли в состоянии комы.

Феде 9 мес. Три дня высокой температуры, подозревая отит, обратились к ЛОРу в поликлинику, оттуда на скорой, исключив отит, для уточнения диагноза, госпитализируют в ЦКБ. Делают срочные анализы и с подозрением на менингит, впоследствии подтвердившийся, перевозят на скорой в Мочище. Дорога заняла почти 2 часа, потому что в районе ул.Жуковского скорая проколола колесо. Федя ушел в кому. На три недели.

Трагедия Дарьи Макаровой тронула всех. Специалисты областного минздрава, департамента социальной политики города были вынуждены поменять свои рабочие планы, чтобы разобраться в ситуации. Недостатки в системе здравоохранения Советского района, которые обнаружили в ходе неплановых проверок чиновники - огорчили их самих.

Ольга Кравченко, министр здравоохранения Новосибирской области: "Безусловно, население и дети Советского района такой помощью обделены. На этом протяжении, то расстояние, которое проехали они - это первая больница скорой неотложной помощи для детей. Вот, наверное, вопрос серьезный. Поэтому мы и говорим, и я бы сегодня все-таки подняла вопрос о возрождении более серьезной педиатрической помощи на базе ЦКБ СО РАН".

Здание детского отделения ЦКБ СО РАН, теперь - бывшее. Сегодня здесь - частный медицинский центр. Его открыл исследовательский институт. Это уникальная экспериментальная площадка, здесь в медицинскую практику внедряют новые технологии, разработанные ведущими учеными СО РАН. Здесь по-прежнему лечат, и лечат качественно, в том числе и детей, но не всех, и только за большие деньги. С чьей легкой руки детская лечебница, для тысяч маленьких жителей района, стала платной клиникой? И кто детям ничего не оставил взамен? Уже несколько лет власти города ведут переговоры с руководством СО РАН о передаче больницы в муниципалитет. Но договориться никак не могут.

Владимир Городецкий, мэр Новосибирска: "Коль это не наша собственность мы не можем вложить свои финансовые средства, вот это все время сдерживает нас. Мы ставим вопрос, какова возможность передачи нам в муниципальную собственность этого объекта. Тогда это будет полностью наша ответственность, наша сфера деятельности. Но все равно будет найдено решение".

Полноценное детское отделение, со всеми специалистами, с реанимацией - то, о чем мечтают родители Максима, то на что рассчитывают и все мамы Академгородка. У их детей должно быть будущее, а значит должны быть те, кто защитит, поможет, вылечит. Здравоохранение - детям. Так назвали общественное объединение, которое создала Дарья Макарова, создала не для себя, у нее вырвали душу. Из Академгородка она скоро уедет.

Дарья Макарова, мама Максима: "Я очень хочу чтобы малыши, которые здесь живут, их родители, родители которые хотят родить еще детей, и будут их растить чтобы здесь была полноценная адекватная помощь у них. Для этого я буду делать все, хоть на это уйдет много время".




Loading...