• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ

История банкротства компании «Красный Яр» в Новосибирской области

10 сентября 2017, 13:15
Об оживлении экономики заговорили в правительстве Новосибирской области. Пока осторожно. Цифры еще скромные. На 3% подросли объемы оптовой, розничной торговли, а также платных услуг населению. Показатели могли бы быть и выше, если бы на плаву удержались крупнейшие новосибирские предприятия. По необъяснимым причинам в регионе продолжается череда банкротств промышленных гигантов. Список пополнила производственная компания «Красный Яр». Что происходит?

Этой дорогой сотрудники производственной компании «Красный Яр» много лет ходили на любимую работу. Вслед за ветеранами приходили их дети, внуки – династии в несколько поколений. Успешное предприятие с серьезными заказами, хорошая и стабильная зарплата. Сегодня дальше проходной путь закрыт. У людей долги по зарплате в несколько месяцев. Как и когда их получить – ответить некому.

Ольга Омелаенко, корреспондент: «Зарплату бывшие сотрудники производственной компании «Красный Яр» не получали с февраля. С мая производство полностью остановлено. Вот так территория предприятия выглядит сегодня. Ни души. Только время от времени, по словам работников, отсюда вывозят оборудование».

Оборудование вывозят в рамках процедуры банкротства. Покупатели, судя по номерам грузовиков, из Кемеровской области. Кстати, именно в этом регионе, в Новокузнецке, находится один из конкурентов «Красного Яра». А вообще такие предприятия в стране можно пересчитать по пальцам одной руки.

Вот так производственные помещения новосибирской компании выглядели в лучшие времена. Выпускали емкости для нефтепродуктов для добывающих компаний, АЗС, гражданской авиации, потом освоили и производство газового оборудования. Модернизация, внедрение современных стандартов качества. Заказчики – от Сахалина до Калининграда. Все кризисы в стране прошли мимо «Красного Яра» – специфика продукции: она востребована в любые времена. Банкротства ничто не предвещало и сейчас. Что стало его причиной – рядовые сотрудники гадают до сих пор.

Руслан Котелец, бывший главный энергетик ПК «Красный Яр»: «Продукцию мы выпускали, но независимо от этого начались долги по зарплате, и не за один месяц, а за два, за три. Хотя работа была!»

Айрат Хузин, бывший главный конструктор ПК «Красный Яр»: «Почему предприятие обанкротилось? Официально это преподносилось так: отвлечение средств предприятия для развития других предприятий холдинга. То есть, учредители имеют право отвлекать средства на другие свои проекты. Так это преподносилось».

Анатолий Карасенко, бывший сварщик ПК «Красный Яр», бригадир: «Как кувалдой по голове! У меня все дети здесь, все они остались без работы, и я, дед, остался без работы... Но кому-то стало выгодно закрыть это предприятие. Или не понимает человек – и закрыл предприятие. Купили за бесценок, а теперь хотят за него получить много, наверное. Как обычно растаскивал он... Это же не первое предприятие, которое он растащил!»

Работники «Красного Яра» называют фамилию человека, который фигурировал в делах о банкротстве сразу нескольких новосибирских машиностроительных гигантов. Например, «Сибэлектротерма». Говорят, здесь история доведена до абсурда.

Евгений Евсеенко, бывший главный инженер ПК «Красный Яр»: «Загнать такое предприятие в убыток – даже если взять обычную школьную программу – в принципе невозможно. Объективных предпосылок не было. Освоение месторождений продолжается. Идет освоение месторождений в Восточной Сибири. Спрос существует, и мне по-прежнему звонят заказчики. И вот это первый год, когда я, как это ни прискорбно, вынужден им отказывать. Нефтяные компании говорят: «Давайте быстрее свои проблемы улаживайте».

В Новосибирской области за последнее время – целая череда таких же странных банкротств, необъяснимых с точки зрения здравого смысла и простых экономических законов. «Сибтрубопроводстрой», «Сибнефтегеофизика», «Сибэлектротерм», наконец, «Красный Яр». Все – некогда прибыльные и, казалось, обреченные на процветание. Потеря не только для людей, которые остались без работы. Парадокс: регион, который прилагает большие усилия для создания новых точек роста экономики, теряет уже существующую стабильную налоговую базу и высококвалифицированные рабочие места. В их сохранении власти тоже должны быть заинтересованы, но в правительстве региона говорят – спасти даже самое уникальное предприятие против воли его собственников ни одна структура полномочий не имеет.

Ольга Молчанова, министр экономического развития Новосибирской области: «К сожалению, там был ряд финансовых решений, которые повлекли уменьшение собственных оборотных средств предприятия и ухудшение его экономического положения. Это ошибки менеджмента, собственников и менеджмента. Мы, как орган власти, можем взаимодействовать только с собственником. Если собственник видит направление, в котором он хочет развивать свое предприятие, то мы можем ему помочь. Конечно, такие предприятия нужно сохранять».

В случае с производственной компанией «Красный Яр» это уже вряд ли возможно. По информации бывших сотрудников, все оборудование и имущество предприятия уже распродано. Банкротство производственной компании «Красный Яр» – настоящая трагедия для одноименного поселка. Предприятие было градообразующим. Цепная реакция уже началась. В местных магазинах после того, как жители поселка остались без работы, упал спрос даже на продукты.

Ольга Метальникова, продавец магазина в п. Красный Яр: «Меньше стали ходить люди, выручка плохая. У людей нет работы. Тут закрыто, там закрыто. Ну денег нет! С чем пойдут люди?»

Что будет на месте производственной компании «Красный Яр»? По информации бывших работников, вместо высокотехнологичного производства для нефтяников и газовиков новый собственник помещений будет выпускать гофротару. Работой всех оставшихся не у дел он вряд ли обеспечит. По меньшей мере, высококлассные инженеры и сварщики для такого производства будут не нужны.