• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ
ЮниКредит Банк

Эксперты рассказали, какой будет наша жизнь через год после санкций

18 августа 2014, 11:37
17 августа - годовщина первого в истории современной России серьезного экономического кризиса. В этот день 98-го года правительство объявило дефолт, в результате которого цены вслед за долларом выросли в 4 раза. Впрочем, поводов погрустить, вспоминая былое, в августе предостаточно.

В 91-м году этот месяц отметился путчем и подписанием Беловежских соглашений о развале СССР. В 2008 м в конце лета грянул мировой экономический кризис. Нынешний август тоже запишут в анналы — благодаря санкциям в отношении Евросоюза. Запрет на ввоз продуктов ввели на 12 месяцев. Мы решили пофантазировать — а какой будет наша жизнь ровно через год, в августе 2015-го?


Потребительский апокалипсис. Дефицит, очереди, талоны — такую картину в ответ на введение любых ограничений мгновенно готов воспроизвести мозг человека, пережившего перестройку. Он помнит. Он боится. Голода. Отсутствия качественного выбора. Мировой изоляции. Социальные сети в считанные часы заполнили гневные посты. Людей можно понять — давно у них ничего не отбирали. Но эмоции эмоциями, а представить себе объективную картину не такого уж далекого будущего вполне реально.

Михаил Хазин, экономист, автор теории мирового экономического кризиса: «У меня такое ощущение, что принципиального отличия не будет. Может быть, немножко упадет уровень жизни населения».

Итак, 16 августа 2015 года. Солнце по-прежнему встает на востоке. Обычное утро обычного дня. И на завтрак — обычный рацион. Разве что гражданство некоторых продуктов изменилось. Больше доверия теперь своему, российскому. Сыры — наши и белорусские. Фрукты — как и прежде, из средней Азии. А также латиноамериканские, китайские и с острова Маврикий. А картошечка с луком, как и раньше — с шести соток. Собственно, о голоде всерьез никто и не говорил. Скорее о смене пищевых привычек. Но где реальные вкусовые предпочтения, а где — признак статуса, поди разберись. Кому пришлось сложнее — так это поварам кафе и ресторанов. Многие рецепты пришлось перетрясти, даже самые простые — греческого салата, например. Впрочем, греческого в нем и так ничего не осталось. Овощи и так были наши, оливки и оливковое масло везут из Турции, Туниса и Израиля. Проблема в фете. Адекватных аналогов ей нет, а если и есть, то европейского происхождения, а значит — под запретом. Что ж — есть брынза, да, солонее, да пожестче, но не всех же столь взыскательный вкус. Полагаю, большинство вообще ничего не заметило. Да и название сохранилось чудом. Греция присоединилась к санкциям, посему его патриотичнее было бы переименовать, например, в Крымский. А вот платить за салат теперь приходится больше. Смена поставщиков и освоение новых путей движения товаров стоят денег, которые достаем мы с вами из собственных карманов. А импортозамещение, несмотря на оптимистическую риторику, за год наладить не получилось. Не вышло бы в любом случае — если с умом подойти, то за три -четыре года — реально. А оно, это импортозамещение, нам ой как нужно. Экономисты подсчитали, что мы платим зарубежным производителям — не только за продукты, за все, что ввозит Россия — 400 миллиардов долларов в год. Если хотя бы половина этих средств останется в стране, будет вложена в наши собственные хозяйства, заводы и инфраструктуру, экономический рост неизбежен.

Михаил Хазин, экономист, автор теории мирового экономического кризиса: «200 миллиардов долларов — это 2 триллиона инвестиций. Если их на 10 лет растянуть, то это +7% к росту ВВП».

Константин Антонов, руководитель Новосибирского филиала фонда развития гражданского общества: «Один товарищ мне сказал — не надо управленческих решений, не надо денег. Вот пусть государство примет мораторий на решения. Вот государство не принимает никаких решений в области сельского хозяйства. На три года. Мы успокоимся и будем нормально работать».

Август — по-прежнему месяц отпусков и загранпоездок. О курьезном предложении костромского сенатора ввести выездные визы, чтобы поддержать внутренний туризм, конечно, уже все забыли. Для нас по-прежнему открыты все границы. Турция, как всегда, готова принять нашего туриста с распростертыми объятиями. Осваиваем и другие направления — поддерживаем рублем политический разворот на восток. Индия, Китай, страны юго-восточной Азии. Ну и пытаемся приучить себя к крымским курортам, хотя, конечно, дороговато. Да и в плане комфорта Крым пока Турции не конкурент.

Константин Антонов, руководитель Новосибирского филиала фонда развития гражданского общества: «Надо отдавать себе в этом отчет, такого комфорта не будет. Десятилетия нужны. Но я точно знаю, что российский бизнес и иностранный бизнес через своих российских партнеров готов и активно лоббирует вопросы вложения денег в развитие крымской инфраструктуры».

Впрочем, даже бюджетные поездки уже не так доступны, как еще год назад. Экономика сжимается — кредиты для бизнеса выросли в цене еще в августе четырнадцатого. Доллар на фоне нестабильности вырос почти до 40 рублей. Новые налоги увеличивают нагрузку как на «юриков», так и на «физиков». В результате денег в кошельках стало заметно меньше. Во всяком случае, на инвестиции уже не хватает. Рынок недвижимости переживает не лучшие времена. Ведь квадратные метры у нас всегда считались самым доходным вложением. Теперь же жилье приобретают в основном — чтобы жить. Не до жиру.

Александр Астахов, исполнительный директор консалтинговой компании: «Резкое снижение платежеспособного спроса на рынке эконом-жилья. Это панельные дома на окраинах. Нет пределов падения, ну на самом деле есть. Мы предполагаем, что спрос снизится на 30%».

Прогнозы воинствующих оппозиционеров насчет серьезных общественных потрясений не сбылись. Конечно, всегда есть те, кто держит обличающие плакаты. Но, объективно — продуктовые санкции августа 2014го — совсем не то же самое, что раскол элит в августе 91го, фактическое банкротство страны в августе 98-го или мировой кризис в августе 2008. Повод для протеста... не вызрел еще, что ли. Не воспринимать же всерьез возгласы о новом «железном занавесе».

Константин Антонов, руководитель Новосибирского филиала фонда развития гражданского общества: «Даже ура-патриоты, даже те, кто не рефлексируют, они не говорят об изоляционизме. Они говорят — Европа, остановись и выслушай нас. Никто не говорит — все закрыть, сесть на танк и доехать до Берлина, все там закатать — нет. Говорят о другом: Европа, ты не справедлива».

Что будет дальше — однозначно сказать сложно. Одни предвещают скорый крах мировой экономики — уже осенью пятнадцатого года. Другие уповают на то, что евросанкции продлят, и это спровоцирует расцвет Сибири как инновационного центра России. А все остальные точно знают только одно — завтра снова взойдет солнце. И новый день принесет новую пищу для размышления и оптимистам и реалистам.




Loading...