• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ
ЮниКредит Банк

Новосибирская девочка с врожденным пороком сердца нуждается в трансплантации

18 декабря 2014, 10:54

В клинике Мешалкина в тяжелом состоянии сегодня находится двухлетняя Ксения Плясунова. У нее врожденный порок сердца. Требуется трансплантация. Российские врачи девочке не помогут. В нашей стране детская пересадка запрещена. Кто поможет маленькой Ксении? Когда усовершенствуют законодательство?

Ксения родилась веселой, здоровой девчушкой. Когда ей исполнился год, родители заподозрили неладное.

Максим Плясунов, папа Ксении: «Дышит чаще, начала быстро утомляться. Не как обычные дети в ее возрасте. И на ручки стала часто проситься. Тяжело ей было на ногах стоять».

Маленькой жительнице Кирова врачи поставили диагноз - врожденный порок сердца. И отправили в клинику Мешалкина. Здесь выяснилось, пересадка - единственное спасение. В России малышке помочь не могут. Детская трансплантация у нас под запретом. Европейские страны - одна за другой - пока отказывают в помощи маленькой россиянке. Сегодня Ксения в бессознательном состоянии - в реанимации. Несколько лет назад шумиха в СМИ помогла ускорить пересадку сердца другой девочке. Та операция подарила надежду на спасение Плясуновым и десяткам других таких же семей. А это еще один пациент клиники Мешалкина. Его сердце напрямую стимулирует специальный аппарат. Нарушится тонкая связь - смерть. Обычная поездка в транспорте может стать последней. Парень тоже ждет пересадки сердца. Но ему повезло больше, чем Ксении. Взрослая чужеродная трансплантация в России разрешена. Дело только за донором.

Николай Федореев, житель Приморского края: «Это как лотерея. Там лежал мужчина, ему поставили через неделю. А кто-то полтора года ждет, кто-то два. И вот я жду, когда попадется донор. Сколько ждать - не знаю».

Дмитрий Доронин, старший научный сотрудник Новосибирского НИИ патологии кровообращения имени Мешалкина: «Доноров катастрофически мало. И поэтому мы ежегодно делаем порядка 6-7 трансплантаций. На порядок больше могли бы делать».

Александр Караськов, директор Новосибирского НИИ патологии кровообращения имени Мешалкина: «Наши структуры здравоохранения регионального ликвидировали диспетчерскую службу, которую мы отстраивали. Мы готовили специалистов, чтобы они занимались донорством. Это все ушло в песок сегодня».

Пересадка - сложнейшая операция - у нас давно поставлена на поток. Уровень врачей и оборудования позволяет. Споткнулись о законодательство. Закон - есть. В нем нет обязанности главных врачей участвовать в сборе донорских органов. А все, что не приказано к исполнению - необязательно. Нет финансирования "донорской программы". Одна только подготовка сердца для пересадки стоит около 100 тысяч рублей. Те клиники, что сегодня работают, делают это на свой страх и риск. И за свой счет.

Анатолий Юданов, главный врач НОКБ: «На сегодня организовано это только на базе областной больницы. И двух городских больниц - Искитим и Бердск. Фактически выключены из этой работы крупнейшие клинические базы города. Это больница скорой помощи и первая городская больница, которые потенциально бы и должны являться поставщиком материала для спасения жизни человека».

Новый закон давно готов. Законотворцы выстроили всю систему - от забора органов до самой операции и реабилитации. Врачи ждут его с нетерпением. 




Loading...