• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ
ЮниКредит Банк

Новосибирские хирурги констатируют критическую ситуацию с трансплантацией органов

8 декабря 2013, 15:27
На этой неделе почти незамеченной прошла одна памятная дата. Годовщина со дня первой трансплантации донорского сердца. 3 декабря 1967 года хирург из ЮАР Кристиан Барнард пересадил сердце погибшей в автокатастрофе девушки мужчине с неизлечимым сердечным заболеванием. С тех пор операция по пересадке сердца стала, как говорят врачи, рутинной. Отработаны технологии, готовы специалисты, спасены тысячи жизней.

Единственный центр в Новосибирске, где человеку могут подарить новое сердце - клиника Мешалкина. Хирурги крупнейшего в стране центра говорят - ситуация с трансплантацией критическая. Нового сердца ждут и часто просто не дожидаются десятки человек. Почему? О бессердечии в регионе наш специальный репортаж.

Татьяна Киселева пришла к нам на встречу в клинику Мешалкина со скромным чемоданчиком. Показывает его содержимое - два аккумулятора, монитор. Она держит в руках и открывает нам частичку своего механического сердца.
Без стимуляции сердце перестанет биться. От чемоданчика тянется кабель. Нарушится эта тонкая связь - смерть. Обычная поездка в электричке может стать последней.

Татьяна Киселева, пациентка Новосибирского института патологии кровообращения им. академика Мешалкина: "Я уже на платформу встала. А тут бабка стала падать, схватилась за мой чемодан, думала, что это простая сумка. А я думаю - сейчас мне будут кранты. Сейчас все выдернет мне... ну хорошо, что она не упала полностью, а стала только заваливаться".

Этот аппарат для Татьяны - последняя надежда и отсрочка. Болезнь зашла слишком далеко. Перенесла несколько операций. Кардиостимуляторы бессильны. Спасет только пересадка донорского сердца.

Дмитрий Доронин, старший научный сотрудник лаборатории ишемической болезни сердца Новосибирского института патологии кровообращения им. академика Мешалкина: "Женщине нужна трансплантация, но дожить до нее без такой системы она просто не могла. Это чемоданчик, где находится весь инструментарий, одноразовый расходный материал для обеспечения мультиорганного забора донорских органов".

Заведующий отделением реанимации Михаил Дерягин показывает нам еще один спасающий жизни чемодан. Схема отработана. Трансплантологи в любую секунду готовы выехать за донорским органом. Остановленное и охлажденное сердце способно выдержать дорогу в 6 часов. В этом году два сердца в Новосибирск везли из Барнаула и Новокузнецка.

Сергей Альсов, заведующий кардиохирургическим отделением аорты и коронарных артерий Новосибирского института патологии кровообращения им. академика Мешалкина: "Первоначальный процесс забора, доступ к сердцу - это все, что мы делаем в операционной ежегодно сотни раз, он ничем не отличается. А вот психологически иссечь сердце, извлечь его из грудной клетки, понимая необратимость каждого движения инструментами, конечно, это немножко противоречит по своей психологии хирургии - вот именно необратимость твоих действий".

Эти чемоданчики повидали немало сердец. Именно в этих боксах перевозятся человеческие органы - это холодильники со льдом. Вот только используются они не так часто, как хотелось бы. В последний раз эти боксы были в пути в августе месяце.

Александр Чернявский, руководитель центра хирургии аорты, коронарных и периферических артерий Новосибирского института патологии кровообращения им. академика Мешалкина: "В этом году выполнено 5 трансплантаций сердца - это очень мало. Это примерно одна десятая часть от того, что необходимо.У нас в листе ожидания находятся от 35 до 40 человек. Он постоянно обновляется, потому что заболевание такого, что приводит к неблагоприятному исходу - люди просто не могут дождаться. Они погибают дома, они погибают у нас в больнице".

Одна из 16 операционных клиники Мешалкина. За операционным столом - опытнейший хирург профессор Чернявский. Операция на открытом сердце. Таких в клинике проводят более 20 в день.

Даже за операционным столом Александра Михайловича не отпускает больная тема - крайней сердечной недостаточности в регионе. Тем более что трансплантация - операция давно освоенная, как говорят хирурги, рутинная.
В клинике Мешалкина есть все: техника, профессионалы, средства на проведение операций, но федеральные квоты не освоены. В сердце проблемы сразу несколько факторов.

По закону о трансплантации, в России действует презумпция согласия. Если погибший и его родственники не против донорства - органы можно взять для пересадки. Но нужно провести обследование - больное сердце новому хозяину не годится. Лишних средств у больниц нет. В других регионах деньги на это выделяют, например, местные бюджеты. В Новосибирске оплату диагностики готов взять на себя один из благотворительных фондов... Но решение не принято.
Не каждая больница и не каждый врач готов взять на себя и дополнительную ответственность. При исправно работающем сердце зафиксировать смерть головного мозга. Это чревато разбирательствами, а то и судебными исками. Зачем? Ведь все, что не приказано - к исполнению необязательно. Трансплантологи считают - необходима персональная ответственность главных врачей, узаконенная на федеральном и региональном уровне. И это станет залогом четкой работы трансплантационной службы.

Александр Чернявский, руководитель центра хирургии аорты, коронарных и периферических артерий Новосибирского института патологии кровообращения им. академика Мешалкина: "Когда служба создается не по тем правилам, которые существуют на международной арене трансплантологии, она и не будет работать. Когда создается маленькая служба, которая работает только в одной больнице, например, в областной больнице и которая работает с небольшими больницами области, и в нее не включается огромная больница скорой помощи, которая находится на территории Новосибирска. Там не будет большого выбора".

Сказать, что проблема общероссийская по большому счету нельзя. В Москве, Краснодаре, а еще у соседей в Белоруссии служба трансплантации органов работает с большим результатом. Врачи уверены: это результат целенаправленной политики. Кстати, в том же Краснодаре пересадку сердца начали делать позже, кубанские хирурги учились в Новосибирске. Схему координации скопировали у нас.

Татьяна Киселева переехала из родного Омска. Снимает квартиру поближе к клинике. Чтобы в любую минуту быть готовой приехать на операцию. И каждый раз берет трубку телефона и открывает дверь с надеждой - что это может стучать ее новое сердце.

Татьяна Киселева, пациентка Новосибирского института патологии кровообращения им. академика Мешалкина: "Хочу, чтобы донор скорее был. Боюсь. Страшно. Но терпеть будем. Как Дмитрий Владиславович говорит - у нас сердца не лежат на полках. Так что будем жить, надеяться и верить".

И вы знаете, буквально, когда материал готовился к эфиру - нам позвонили из клиники Мешалкина. Героине этого сюжета Татьяне Киселевой нашли новое сердце. Ей сделали трансплантацию. По словам хирургов, операция прошла успешно. Татьяне - здоровья и удачи.




Loading...