• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ
ЮниКредит Банк

Новые правила забоя скота вступили в силу. Готовы ли новосибирские крестьяне?

4 мая 2014, 14:33
Держать скотину на селе – это значит прокормить себя, собрать студента на учебу, купить технику. Нелегкий труд, честный доход. Однако сегодня частные подворья оказались фактически за бортом экономического круговорота. Согласно техническому регламенту таможенного союза с первого мая забой скота разрешён только на специально оборудованных для этого площадках. Значит, на продажу заколоть поросят в своем дворе уже не получится. Правила уже действуют - но готовы ли сибиряки?

Главная идеологическая задача «мясного техрегламента» — обеспечение безопасности для конечного потребителя. И не только в пределах одной страны или региона. У нас, к примеру, под боком Казахстан, сильно отстающий в развитии ветеринарного контроля и проблемный с точки зрения заболеваемости скота.

Юрий Шмидт, руководитель пресс-службы Управления ветеринарии Новосибирской области: «Новый технический регламент — это возможность проследить продукт, возможность чётко знать, откуда он к нам пришел — по маркировке, по сопроводительным документам, мы реально понимаем, что мы этим техническим регламентом защищаем в том числе и российского потребителя от, вполне возможно, некачественного продукта, который к нам придет из стран Таможенного союза».

Основные волнения в аграрной среде вызвало требование регламента забивать скот централизованно, на специальных площадках. Их пока не хватает. Сейчас в регионе действуют 29 сертифицированных убойных пунктов скота. Это меньше даже чем по одному на район, потому что районов в области тридцать.

Эксперты как раз и говорят, что в каждом районе для нормального функционирования животноводства должна быть минимум одна убойная площадка. Меж тем в одной трети территорий Новосибирской области убойных пунктов сегодня или вообще нет, или эти объекты заморожены. Правда, могло быть и хуже.

Юрий Шмидт, руководитель пресс-службы Управления ветеринарии Новосибирской области: «Нам не хватает порядка 10-15 убойных пунктов, чтобы закрыть этот вопрос. Это не так много. Сравнить с другими областями — там, конечно, сравнение не в пользу других областей».

Коллективные, фермерские хозяйства сейчас призывают кооперироваться и строить общие пункты забоя скота. Это, впрочем, дороговато — цена вопроса 8-10 миллионов рублей, если строить с нуля. Есть надежда, что и инвесторы в новых условиях, когда убойные площадки станут более востребованными, проявят больше интереса к оказанию таких услуг.

Меж тем для частных подворий техрегламент всё же делает послабление. Убивать животных в своем дворе можно для личного потребления. И — в течение ближайших года-полутора — также и для продажи мяса на рынках, где налажен санитарный контроль. Но многие держат не по одной-две голове скота, возможности же рынка не беспредельны — всё не продашь. В магазине не примут, в общепит теперь не сдашь, переработчик тоже не возьмёт, потому что кустарный забой.

Андрей Севрюженко, начальник управления сельского хозяйства, заместитель главы Сузунского района: «В первую очередь это на личниках и скажется. Сегодня мы личникам выдаем кредиты на развитие мелкого товарного производства и в то же время ставим перед ним проблему, как эту свинину ему сегодня заколоть. Для себя он может, на рынке может продавать, но если сдать куда-то в промышленность — нужно договариваться или с переработчиком, что он забирает живым весом и увозит её и забивает, ну и соответственно цена — он возьмёт с него, с крестьянина, что он будет увозить это на бойню».

Тревожные подсчеты ведут и сами частники.

Елена Трофимец, владелец частного подсобного хозяйства (Карасукский район): «С этого телёнка мы получаем 3 тысячи прибыли, если отнять сено, молоко. Из этих 3 тысяч мы должны нанять машину за тысячу рублей. И сколько остаётся крестьянину бедному?».

Власти в районах понимают, что обязаны, так или иначе, поддержать животновода-частника. Потому как его доля в общем мясном котле отнюдь нешуточная.

Андрей Севрюженко, начальник управления сельского хозяйства, заместитель главы Сузунского района: «Мы начнем искать всё-таки ходы, как сделать всё-таки нормально именно для селянина, для личного подсобного хозяйства. Потому что у нас из двенадцати тысяч пятисот голов, которые мы забиваем, получается где-то семь тысяч — это частник».

В новых условиях может стать популярнее продажа живого скота.

Виктор Балабаев, директор животноводческого предприятия (Мошковский район): «Если реализовать живым весом, то более выгодно. Заинтересовался народ, берут. Берут на откорм, берут на племя телочек, бычков».

Но для продажи скота живым весом нужна отлаженная логистическая схема, расширение парка специальных машин. В любом случае затраты на перевозку животных до убойных пунктов лягут на производителя. Его прибыль упадет. И он будет решать — или махнуть рукой на животноводство, или попробовать компенсировать недополученную прибыль. Но это тоже не так просто, цены на рынке мяса диктует, увы, не тот, кто вкалывает в коровнике или свинарнике. Вообще что касается цен, то эксперты всё же не исключают их некоторого роста. Заметным он может стать лишь, если возникнет дефицит мяса. Чего в регионе постараются не допустить. Озабоченность озабоченностью, но мясного обвала сегодня быть всё же не должно. Ну а дальше рынок всё расставит по местам.




Loading...