«Вести» узнали историю жизни и работы Ивана Севастьянова

29 июля 2018, 12:00
Новосибирский союз журналистов готовит к изданию книгу об Иване Севастьянове. Уроженец Томской области стал для нашего города без преувеличения знаковой фигурой. Автор рекорда – 20 лет «у руля» в должности мэра, как сейчас называют, а в советские годы – председателя горисполкома. В этом году Ивану Павловичу исполнилось бы 100 лет, на мэрии к этой дате установили мемориальную доску. Время идет и легендарный глава стирается из памяти людей, но в облике самого Новосибирска Севастьянов, пожалуй, останется навсегда.

Он чуть не стал директором школы в 17 лет – один из первых фактов биографии Ивана Севастьянова. Способного ученика направили на новый пост после того, как он попробовал поработать учителем, но тот по пути на назначение познакомился на теплоходе со студентами, передумал и сам уехал учиться.

Ольга Дурных, корреспондент: «Новосибирск не был родиной Севастьянова: сам он из небольшой деревни в Томской области, сюда попал по распределению из железнодорожного техникума, но настолько прикипел к этому городу, настолько влился в его жизнь, что сам стал важной частью его истории».

Инженер станции Инская, диспетчер, секретарь партбюро, и наконец, к 1963 году – председатель Городского совета депутатов трудящихся. А дальше – дела, которые превратили грязные узкие улочки с бараками в современный растущий мегаполис. Одна из первых затей нового мэра, которую тогда и понимали-то не все – ликвидация оврагов.

Константин Голодяев, сотрудник Музея города Новосибирска: «И на левом берегу, и – особенно – на правом были огромные овраги. На правом берегу они просто рассекали город на части, не давали ему развиваться. И вот решение о замыве этих оврагов было принято, и это была очень большая работа. Вот посмотрите, что представляло собой это место, где мы находимся, в то время: это сплошной каньон. Сплошные частные домики – здесь жили десятки тысяч человек. И эти десятки тысяч человек надо было переселить в другие благоустроенные дома. Их переселили на Затулинский жилмассив, на другие жилмассивы, здесь всё выровняли».

Люди отправились в новые квартиры на Затулинке, Гусинке, Юго-Западном и Волочаевской, тут же строили школы – половина всех, что сейчас есть в Новосибирске, появились тогда.

Ольга Дурных, корреспондент: «Жилья в Новосибирске стало почти втрое больше, но в центр панельную застройку Севастьянов не пустил принципиально – считал, что сердце мегаполиса должно быть самобытным, оригинальным. И это свое решение градоначальник считал одним из самых важных».

Москва запрещала строить нетиповые дома, Иван Павлович сопротивлялся. «Глобус», ЦУМ, ГУМ... За отделку интерьера цирка мрамором градоначальник получил партийный выговор: слишком дорого. Но был уверен – не зря: это на века. Коллеги до сих пор удивляются, как человек приезжий мог так искренне заботиться о новосибирцах.

Константин Голодяев, сотрудник Музея города Новосибирска: «Строительство второго автомобильного моста тоже было очень тяжелым, приходилось пробивать в Москве вообще его необходимость. Хотя он был уже в генплане, но не понимали: «А зачем вашему городу нужен второй мост, вам что, одного мало?» Финансирование было обрезано. Сначала она было разделено на два этапа: первый этап – только мост, а второй – уже развязки, набережная, на которой мы стоим, неудавшаяся. И даже в первом этапе строительства моста по одной полосе с каждой стороны обрезали».

Но все же мост соединил два берега быстро растущего Новосибирска. До сих пор ни один мэр областной столицы не «побил» Севастьянова ни по количеству проектов, ни по времени на службе: 20 лет.

Ольга Дурных, корреспондент: «В то время начальство в крупных городах не задерживалось у власти надолго. Своей бессменностью Севастьянов удивлял даже зарубежных коллег. Причем это тот самый случай, когда количество лет на посту пропорционально количеству выполненной работы. Не будь Ивана Павловича в списке градоначальников, и Новосибирск, вероятно, остался бы без метро».

Новый вид транспорта в кабинетах московских министров Севастьянов пробивал вместе с первым секретарем обкома Федором Горячевым, но когда решение приняли, основная работа легла на плечи мэра – вынести коммуникации, найти специалистов, пригласить, обеспечить жильем.

Ольга Дурных, корреспондент: «Строительство шло при Иване Павловиче, но когда первый поезд пробежал по новеньким рельсам, Севастьянов был уже на пенсии, и, поговаривают, даже не был приглашен на запуск подземки. Но сегодня он здесь – фотографии, документы, воспоминания: вагон-музей, посвященный легендарному градоначальнику, курсирует по линиям».

Заслуг мэра набралось на целую книгу – ее сейчас готовят к изданию в Союзе журналистов. О будущем Новосибирска, который когда-то томичу Севастьянову был совсем чужим, он думал постоянно. Уже на пенсии Иван Павлович о своей работе говорил так: «Город в моей жизни занимал тогда ровно 24 часа в сутки. Даже в отпуске, если удавалось вырваться, всё равно думал «А как там?..»

Ольга Дурных, корреспондент: «Сложно поверить, что всего один человек так повлиял на судьбу целого мегаполиса. Ивана Павловича уже нет, а дела его продолжаются. Это как раз то, о чем он мечтал. И память о кипучем, мощном, талантливом председателе исполкома будто бы живет в самом облике города».