Археологи обнаружили в Умревинском остроге следы «сибирских пушек»

19 августа 2018, 10:30
На этой неделе отпраздновали День археолога, и так совпало, что одновременно случилось еще одно заметное событие в мире археологии: 315 лет отмечает Умревинский острог – одно из первых поселений, которое обнаружили и исследуют уже довольно давно. Но сюрпризы не иссякают.

Умревинский острог – небольшую крепость на берегу Оби – основали казаки в начале XVIII века. Изначально – для защиты южных рубежей Томского уезда от кочевых племён, но оборонительная функция была не единственной: острог фактически стал первым островком российской государственности на нынешних новосибирских землях.

Сергей Бондаренко, корреспондент: «Казалось бы, абсолютно не примечательная площадка. Но только на первый взгляд. Потому что именно здесь, на этом пятачке, в XVIII веке располагалось самое первое административное здание на территории нынешней Новосибирской области».

Острог давно привлекает внимание учёных. В результате исследований здесь уже восстановили одну башню и часть крепостной стены из заострённых брёвен – тына. Новая экспедиция работает при государственной поддержке Российского фонда фундаментальных исследований.

Андрей Бородовский, ведущий научный сотрудник Института археологии и этнографии СО РАН, доктор исторических наук: «На этот сезон в рамках выполнения гранта РФФИ мы ожидаем найти еще одну башню, закончить с работами по южному тыну, выявить восточный тын и продолжить, собственно говоря, «интригу» с поиском артиллерии Умревинского острога».

Сибирские пушки – большая редкость. В Умревинском остроге, как всегда считалось, своей артиллерии не было, но профессор Бородовский намерен опровергнуть этот стереотип: уже найдены подлинные ядра, есть информация и о пушках. На помощь археологам иногда приходят местные жители. Один из них вспомнил, как десятки лет назад, ещё детьми, они нашли древние орудия и применение им.

Михаил Ковалёв, житель пос. Умрева: «Мы эти стволы укатили туда, к речке, и переходили по ним на ту сторону. Три точно было, четвёртый – не помню... Но ходили по ним хорошо».

В поисках пушек помогут металлоискатели, а в повседневной «острожной» работе – другие орудия.

Сергей Бондаренко, корреспондент: «Основной инструмент на раскопках – это, конечно, лопата. Следующая стадия – более тонкая и ювелирная, здесь уже никак не обойтись без кисточки. Ну, и, наконец, любой археолог вряд ли выживет без ещё одной штуки – вот без этой: «пшик!»

Археологическое лето – это полевая практика закончивших первый курс студентов-историков. Работа чаще тяжёлая – нужно перелопатить массу грунта, – но ожидание находок вдохновляет.

Юрий Тагильцев, студент НГПУ: «Это мотивирует работать дальше, потому что чем интереснее – тем больше хочется узнать, попробовать».

С российской землёй в прямом смысле познакомился и юный гражданин Китая, приехавший изучать местный язык и историю.

Юй Ян, студент НГПУ (КНР): «Что интересно? Друзья, люди интересные. Ещё погода очень интересная! Мне не нравится когда жарко! Работа – нормально! Просто жарко, температура... Мне не нравится, очень жарко».

Львиная доля нынешней работы на территории острога – исследование захоронений – требует предельной деликатности.

Анна Бодрова, археолог: «Конечно же, уважение, в первую очередь – не только как к источнику, науке, но и, конечно же, как к людям, которые когда-то жили (поэтому у нас не принято, как говорится, делать сэлфи, фотографироваться с источником). И – очень аккуратно».

Археологическая экспедиция похожа на морскую: такое же ожидание открытий, а время здесь, как на корабле, размеряют рындой.

Мало затронутый и не подпорченный цивилизацией Умревинский острог – место с большим потенциалом.

Андрей Бородовский, ведущий научный сотрудник Института археологии и этнографии СО РАН, доктор исторических наук: «В дальнейшем, я думаю, это будет площадка, где периодически будут вестись раскопки, проводиться праздники, фестивали и, может быть, когда-нибудь этот объект станет историко-культурным центром, поскольку он уже получил статус достопримечательного места федерального значения. В конечном итоге, сейчас самое главное – чтобы областные и районные власти воспринимали этот объект как свой ресурс для того, чтобы его можно было развивать в туристической сфере. А сибирская наука здесь будет представлена на очень высоком уровне».