Бизнес на доверии: «Вести» выяснили схему работы лжеблаготворительных организаций

27 августа 2017, 14:26
Помогать сообща – проще. Только в Новосибирской области за последние три года зарегистрировали более 70 новых благотворительных организаций. По оценкам экспертов Высшей школы экономики, через руки российских благотворителей проходит почти полмиллиарда рублей в год. Это большие деньги на большое дело, но вот парадокс: в силу поговорки «С миру по нитке» мы верим, а тем, кто приводит идею в действие, – нет.

Только 8% россиян доверяют благотворительным организациям – это данные Центра исследований гражданского общества и некоммерческого сектора. И это доверие в любой день могут подорвать мошенники. Корреспондент «Вестей» Татьяна Целищева на этой неделе встретила на улице человека с коробкой для пожертвований. Таких же видели в соседнем Томске. Так что делать, если к вам подойдут в супермаркете и попросят сделать взнос для больного ребенка? Подавать или нет? На самом деле, ответ очень простой.

В руках – прозрачная коробка с фотографией малыша. Мужчина настойчиво предлагает прохожим подать, кто сколько может. В Новосибирске, как и во всей стране, в последние годы – подъем благотворительного движения. На этом фоне уличные просители выглядят вполне убедительно. Их можно встретить в парках, метро и торговых центрах. Пусть не каждый, но многие – не отказывают.

Надежда Чуб, Житель Новосибирска: «Всегда хочется помочь, когда просят, всегда хочется помочь. Вот посмотришь, больной ребенок лежит – ну жалко же, чувство сострадания присуще каждому живому человеку» – «А проверяете этих людей?» – «Да прям. Отдал, да пошел».

Сборщики подаяний бьют по самому слабому – дети, здоровье, жизнь. Елена тоже несколько раз бросала рублей по 100 в прозрачную коробку, пока однажды не увидела, как эти же волонтеры скидывались на сигареты из собранных денег. Узнала название организации и разместила пост в социальных сетях. В ответ получила откровенные признания, в частности, от бывших сотрудников компании.

Елена, жительница г. Новосибирска: «От выручки, которую они собрали за день, 20% имели на руки, все остальное шло хозяину, ну и какой-то процент оплачивали торговому центру, где им разрешали находиться. А самое страшное, что фотография ребенка на этом стеклянном кубе – не знаю, как это назвать – ребенок этот давно умер».

Благотворительный фонд был оформлен на индивидуального предпринимателя, что само по себе уже нарушение. ИП – это коммерческая организация, собирать деньги не имеет права. На время лжеблаготворители из того торгового центра пропали. Но ненадолго. Охотников заработать на доверии и доброте хватает по всей стране. Это сообщение о лжефонде «Общие дети» на днях появилось в Томске. Схема – та же: ящик прозрачный – дело мутное.

Татьяна Целищева, корреспондент: «С миру по копейке – в результате набирается кругленькая сумма. Судя по количеству встретившихся лично мне этим летом товарищей с прозрачными емкостями, их дело процветает. Представители крупных фондов в один голос заявляют: это мошенники, но привлечь их к ответственности крайне сложно. Люди добровольно отдают деньги, поэтому пока самый верный способ борьбы со лжеблаготворительностью – пройти мимо».

Только бы в итоге не пройти мимо тех, кому действительно нужна помощь. Тень от лжеблаготворителей падает и на добросовестные фонды.

Мария Малкина, представитель благотворительной организации: «Как только на горизонте появляется информация, что появился кто-то недобросовестный, у людей возникает такая ответная реакция: «а значит, все такие». Почему еще так много на улицах плачущих людей, показывающих фотографии несчастных детей? Потому что люди на это более реагируют, и всегда после такого сложно собирать реальные деньги на реальную историю».

Фонд, в котором работает Мария, честно помогает детям почти 10 лет. Каждый месяц – отчет за каждую собранную копейку: что сделано, кому помогли – подробная информация, реальные истории и фотографии. Работа в благотворительности, особенно, если речь идет о помощи больным детям, – это еще и бесчисленные папки с документами. Организации с добросовестной репутацией аферистам объявили бойкот. Составили декларацию, главный посыл: приличные фонды на улицах деньги не собирают. Документ подписали 250 организаций со всей страны.

Евгения Голоядова, президент благотворительного фонда «Защити жизнь»: «Благотворительные организации объединились и приняли решение, что практика сборов через ящики признается нами порочной и недопустимой для прозрачной и профессиональной организации».

Казалось бы, все очевидно, но к ответственности за псевдоблаготворительность в Новосибирске еще ни разу никого не привлекли. Доказать мошенничество сложно, даже если деньги собирают под вывеской чужого фонда. Клоны есть у многих крупных организаций. Формально волонтеры работают бесплатно, на добровольных началах, и всегда будут уверять: мол, все пожертвования собирались передать по назначению.

Евгения Голоядова, президент благотворительного фонда «Защити жизнь»: «Была даже ситуация, когда отделение внутренних дел взялось за расследование. У нас собирались деньги на спасение руки девочки, а девочки уже не было к тому моменту. То есть, там была снята калька с нашего сайта, фотографии сняты. Открыли дело, нашли человека, который этим занимается, но, к сожалению, статья есть, но очень слабо доказуема. Всё сошлось к тому, что «ну, она же из благих побуждений это делала».

Спрашивать документы, быть бдительными, сотрудничать только с проверенными фондами – это чуть ли не единственные советы, которые дают и честные благотворители, и правоохранители. Вызывать полицию имеет смысл только в случае излишней назойливости, переходящей границы. За такое поведение уличных просителей могут наказать по статье «Мелкое хулиганство».

Юлия Хабибуллина, референт отдела информации и общественных связей ГУ МВД России по Новосибирской области: «Если гражданин почувствует, что агитация за участие в сборе пожертвований переросла в откровенное приставание, он имеет право обратиться за помощью полиции».

Согласно исследованиям Фонда «Общественное мнение», участвовать в благотворительности чаще всего мешает чувство недоверия. Увы, фальшивые волонтеры его лишь укрепляют. Обнадеживают другие цифры: каждый второй в той или иной форме незнакомым, попавшим в беду, помогает. И готовых откликнуться – с каждым годом все больше.