• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ

Истории операторов ГТРК «Новосибирск» к 60-летию студии

13 августа 2017, 11:00
Сегодня вы можете смотреть эту программу в цифровом формате, а ведь многие еще помнят время, когда они включили телевизор, и диктор Лилия Луцко впервые в истории произнесла: «Добрый вечер, дорогие телезрители! Новосибирская студия телевидения начинает свою работу». Это было ровно 60 лет назад. ГТРК «Новосибирск» отмечает юбилей. В эту праздничную неделю мы говорим спасибо ветеранам телевидения и тем, кто делает эфир возможным сегодня – инженерам и редакторам, водителям и монтажерам, – тем, кто за кадром, но столь же важен. И сегодня мы хотим познакомить вас с теми, чьими глазами вы каждый день смотрите на жизнь региона – с операторами ГТРК «Новосибирск».

Они замечают всё – но незаметны, в гуще событий – но за их рамками. Спектакли и пожары, личные истории и политические баталии – все новости вы видите их глазами. В редакции «Вестей» 16 операторов. Всё, что зритель о них знает – имя и фамилия в финале сюжета. Но там, за линзой объектива, – настоящие мастера. Строгие, скромные, улыбчивые, смелые.

Сергей Радаев, оператор: «У нас с собой набор еды, набор запчастей. И помочь никто не может. Если пурга началась, то никто нас не найдет».

Сергей Радаев – оператор на работе, оператор в отпуске – в экспедициях на Северный полюс. Каждый год – тысячи километров на снегоходах. Терялся в пурге, встречал белых медведей, и всё это – не выпуская камеры из рук.

«Иногда перчатки снимешь – потом уже без посторонней помощи через минуты их надеть не можешь. Потом на тебя наденут их – минут 20 руки вообще ничего не чувствуют».

Согреться после морозного отпуска помогают жаркие рабочие будни. Операторский цех «Вестей» – по-своему элита. И так было всегда.

Станислав Духовников, оператор: «Здесь в группу операторскую было сложно попасть – и ставок не было, и группа решала, подходишь ты, не подходишь. Доказать что-то надо было. А тут открылся новый частный канал, и я ушел на частный канал».

В команду ГТРК Станислав Духовников всё же вернулся – спустя 12 лет, – и занял то место, о котором мечтал, будучи студентом. Сегодня Стас – один из самых опытных операторов цеха, ни один президент не обошелся без его видеосопровождения.

«Медведев – строго, у него – по расписанию. У него началось в час – больше не будет, как просить ни будут – не останется, не поговорит с людьми. А вот Путин – у того другое, он всегда задерживается. Ждешь несколько часов, но зато он может задержаться, поговорить с людьми, если у них есть насущные вопросы к нему».

Но чаще всё-таки не на «красной ковровой», а, как у нас говорят, «в полях». Там оператор уже не просто человек с камерой, а еще соавтор, который поможет разговорить героя, подсказать журналисту точное слово, а порой и встать на защиту.

Татьяна Моноенко, шеф-редактор «Вести-Новосибирск»: «Это был репортаж про черных лесорубов. Один из них набросился на нас с топором. Но это оператора не испугало, он продолжил снимать. Вечером репортаж вышел в эфир. Хорошо, что рядом с нами операторы творческие, смелые – настоящие мужчины, одним словом!»

А вот еще одна съемка. Группа уехала искать пропавшего в лесу охотника – и пропала сама.

Ольга Салангина, корреспондент: «Оператор принял жесткое решение. Несмотря на то, что мы уже на ногах были 20 часов, он сказал: «Пока я последний кадр не сниму, я из леса не уйду». А нас потеряла вся съемочная группа, редактор звонила в МЧС, в полицию. Думали, что мы пошли по следам охотника и тоже нарвались на медведя. Вот – этот последний кадр, где отец ждет пропавшего сына. Весь сюжет выиграл из-за этого последнего грустного, трогательного кадра, который сделал оператор».

Ольга Дурных, корреспондент: «Если бы вы знали, сколько историй стоит за каждым кадром новостей. Даже то, что вы видите сейчас, – только верхушка айсберга. Часто операторы вынуждены пятиться назад, пробираться по болотам и сугробам, и все это – с аппаратурой. Чтобы вы понимали – камера плюс штатив плюс рюкзак для работы в прямом эфире весят 32 килограмма».

Впрочем, 30 для бывалых – как перышко. Старший оператор Иван Кондратьев показывает старые камеры. У некоторых моделей один только штатив – 200 кило. Чтобы взять план крупнее, нужно вручную катить такую ближе к ведущему. А какой была работа в студии? С софитами – всё равно, что в Сахаре.

Иван Кондратьев, старший оператор: «Температура здесь поднималась до 40-45 градусов. Некоторые, кто послабее, – они просто падали. Ну, оператор же не может упасть во время эфира? Да, но оператор выходил – или вся рубаха была мокрая хоть выжимай, или разрешали вот на такие большие – голый торс».

На передышке или готовых к новому броску – искать здесь. Операторская. На шкафу – коллекция самоваров. Надарили люди в командировках. Раньше самый большой ставили для дам на 8 марта. Почетное место – у самодельного панно. Репродукции для него когда-то вырезали из журнала «Огонек».

Иван Тепляков, оператор: «Это придумано более старшими коллегами, чтобы подсознательно находящиеся здесь люди изучали композицию. Даже вот разноплановость. Вот крупный план, более общий, пейзажи вот там».

Попить чаю – и снова на съемку. Оператор спрячется за видоискатель, и никто не узнает, что Женя Живаев – отличный скрипач, Денис Евстигнеев в юности пилотировал Як-52, Олег Бондарев работал в шахте, Дима Иванов был личным оператором премьер-министра Казахстана, Андрей Васильевич Караваев – не только оператор, но и охотник со стажем, Ваня Осинцев готовит лучше большинства домохозяек, а съемки Ромы Шулика можно узнать с первых секунд.

Иван Осинцев, оператор: «Собрать всех операторов в одного – и получится идеальный оператор. Каждый компонент, каждый ингредиент важен. Каждый по-своему силен. И когда все это собирается вместе, то получается то, что вы видите на экранах».

Их 16. Строгие, скромные, улыбчивые, смелые. Те, без кого экраны телевизоров станут просто черными. Мы часто ругаем их, совсем позабыв, что больны одной болезнью – телевидением.