ONLINE-ТРАНСЛЯЦИИ

Новосибирской медсестре грозит смертная казнь за связь с террористами

28 апреля 2018, 09:32
Угроза, говорят, силовики, только кажется эфемерной, а «джамаат» – не просто слово-страшилка из новостных сводок. Драматическая история медсестры Ольги Ширмер началась в барабинской деревне, а закончилась в иракской тюрьме.

Фотографии с последней встречи одноклассников для Светланы Волгиной – особая ценность: четыре подруги теперь вряд ли увидятся полном составе. Светлана вспоминает – Ольга Ширмер была тихоней. А сегодня её обвиняют в связях с террористами.

Светлана Волгина, жительница г. Барабинска: «Мы знакомы с ней с детского сада. Она всегда была такая спокойная, замкнутая в себе немного, сильно ни с кем не общалась. У нас у всех в голове это не укладывается, как можно было вообще до такого додуматься».

Жизнь женщины круто изменилась после встречи с Косымджоном Ходжахоновым. Между строителем и медсестрой вспыхнул бурный роман. Косым взял Ольгу замуж с ребёнком от первого брака. Вскоре у них родилась дочь, были вполне счастливы, вспоминают соседи, пока глава семьи не ударился в религию.

Михаил Полухов, глава администрации Новочановского сельсовета в 2008-2016 гг.: «Я знаю, что он изменил свои взгляды, когда съездил в Омск (там было что-то связано с похоронами) – после того, как вернулся с Омска. Они приняли там ислам – жена приехала и надела паранджу».

Ходжахонов отпустил бороду, школьницы по примеру матери надели хиджаб. Старшая – Татьяна – под влиянием отчима прониклась новыми идеями.

Ирина Уханёва, заместитель директора по воспитательной работе Новочановской школы: «У нас был классный час по крещению, праздник 19 января. Она демонстративно встала, закрыла уши и повернулась спиной ко всему классу».

Они не исповедовали традиционный ислам, уверены контрразведчики. Ходжахонов организовал так называемый «Барабинский Джамаат» – объединение, которое вербовало наёмников для войны в Сирии на стороне террористов. Он вывез свою семью якобы по туристической путёвке в Египет. Домой ни Ольга, ни её дочери не вернулись.

Владимир, отец Ольги Ширмер: «У меня связи нет. Там ведь две внучки у меня малолетних… Были малолетние… Сейчас одной уже 18, а уехала она – ей было 14».

Мать Ольги Ширмер, не выдержав разлуки, наложила на себя руки. У отца появились проблемы с алкоголем. Ходжахонов погиб в бою с сирийскими ополченцами. Ольга сейчас в иракской тюрьме – её обвиняют в пособничестве террористам. По местным законам, ей грозит смертная казнь. О судьбе детей никому ничего не известно.