• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ

Жительница Новосибирска сломала позвоночник, поскользнувшись на ступенях своего подъезда

1 марта 2017, 10:52
Жительница Новосибирска пытается понять, кто должен отвечать за то, что она сломала позвоночник, когда поскользнулась на ступенях собственного подъезда. В управляющей компании обещали уладить финансовый вопрос, но мирно разойтись не получилось.

«Вот эта лестница, вот этот дом... Вот эта девушка...» Вот так же: в одной руке – сумка, в другой – ребенок... Обледенелые ступени ушли из-под ног.

Анна Клокова, пострадавшая: «Ребенок как раз падал вот так, я только успела ее подкинуть, чтобы она упала на меня, а сама уже упала, как пришлось».

Пришлось – на спину. Пришлось звать на помощь.

Татьяна Распопина, соседка Анны Клоковой: «Я услышала душераздирающий крик, даже подумала – кого-то убивают, что ли? Быстренько вышла на балкон, смотрю – девушка лежит на ступеньках – плечи на первой ступеньке, голова – на второй, и на груди у нее ребенок маленький лежит, я так испугалась».

Соседи. Помощь. Мигалки. Больница. Рентген.

Анна Клокова, пострадавшая: «Диагноз: закрытый неосложненный перелом левого поперечного отростка позвонка L3, это – поясничный отдел».

Чтобы пострадавшая не обращалась в отдел полиции, в Управляющей компании пообещали оплатить необходимое лечение – до 50 тысяч рублей, без суда и следствия. Но вдруг передумали. Передумали общаться с Анной. Идем в контору. На входе – «бриллиантовый страж». Дальше – куда прозаичнее: директор – «на совещании», его зам. – «на обеде», зам. зама – «на объекте»... Комментарии? – «Пишите письма». Заявление написано, идем его регистрировать по всей форме – здесь все очень серьезно. Серьезно просили и пострадавшую: предоставить документы, потом – искать свидетелей падения... в УК к этому моменту уже... обиделись: слишком бурную деятельность развела Анна, подозрительно даже!

Юрист управляющей компании: «Она требует возмещения с управляющей компании, сама о камень споткнулась, упала, сломала позвонок – «выплатите мне 300 тысяч!»

300 тысяч Анна не просила. От безысходности она позвонила журналистам, а нас обвинили едва ли не в вымогательстве: «На личном приеме была предложена возможность судиться, а она с целью получения денег вызвала журналистов – это похоже на вымогательство!»

И все-таки закон о СМИ журналистскую деятельность трактует несколько иначе. Мы продолжим следить за этой историей.