• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ

Праздник со слезами на глазах

8 мая 2011, 16:02
В этой фразе всё. День победы и сейчас для многих в первую очередь день печали.

Делить людей на своих и врагов мы продолжаем до сих пор. Но вот во время и после войны, своих делили на своих и чужих. Чтобы остаться своим, надо было погибнуть, а если ты пропал без вести, ты - чужой. Или уж, во всяком случае, не свой. Только после цифрового увеличения фотографии моего без вести пропавшего деда, рассмотрел на гимнастерке штопку в районе сердца. Скорей всего переодели в форму убитого. И дед, наверное, верил, что пуля дважды не попадет в одно и то же место. Верил до середины войны. В сорок третьем от него перестали приходить письма. Иван Андреевич Панченко, Ты моложе меня ровно на двадцать лет. Светлая тебе память! Он ушел на войну 26 июня и даже не простился с младшей дочерью, моей мамой.

Он ушел и стал одним из пяти с половиной миллионов пропавших без вести, и вошел в сухую статистику одиннадцати миллионов безвозвратных потерь. Я так ничего и не знаю о судьбе рядового Панченко. Но верю, что когда-нибудь найдется и его солдатский медальон. Не сам собой, конечно, найдется. Каждый год новосибирские поисковики делают войну короче на несколько имен. Все мы знаем, что волна продолжается, пока не похоронен последний солдат. Дважды в год 100 человек едут из Новосибирска на места боевых сражений в Ленинградскую область. Мог бы сказать: под Питер, но тогда сразу забудутся блокада, 900 дней, дорога жизни и "на саночках везут голых".. Школьники, медсестры, учителя - люди, которым просто не все равно. Егор Елесеев - зам. директора в коммерческой фирме. Второй раз берет отпуск за свой счет. У него оба деда фронтовики. Ему не забыть, как в прошлой экспедиции чужих дедов выносил на себе в похожих на эти мешках из ленинградских болот.

Егор Елисеев, участник экспедиции "Поиск" Сибирского кадетского корпуса: "Они очень тяжелые. Они колючие такие. Потому что во время войны взрывами тела разбрасывало по лесу. Все это приходится собирать. И у меня такое было, когда я нес мешок - я просто сам себя и солдат, которых я нес, уговаривал - "помогите вынести вас из леса".

И еще на пятьдесят солдатских судеб стала короче война. Поисковики... Есть притча: "Двое долбят камень. Один - ученый, другой - каторжанин. Для первого каждый удар кирки - открытие, для второго - наказание, хотя выполняют оба примерно один и тот же объем работы". Поисковики - люди обнаженной совести. Они выше ученого. Выпускница Новосибирской академии гос.службы Наталья Бородай каждую весну уезжала на розыск без вести пропавших солдат. И это для нее было важнее грядущей сессии. Сегодня Наталья живет в северной столице, она успешный маркетолог в большой корпорации, но свой отпуск по-прежнему проводит не за границей, а в тех же болотах под Ленинградом, с новосибирскими поисковиками. Она не задумывается: долг это или что-то еще. Но уж точно не романтика. Наташа Просто собирает рюкзак и едет. Ее патриотизм - не слова, а дела. Можно спорить, зачем люди едут в Поиск снова и снова. Конечно, там, в лесах, есть и песни под гитару, и дух невероятных открытий. Но при этом они уже представляют, сколько километров по болоту пройдут. Они уже знают, какой вес будет у мешка с останками и как долго его придется пронести на себе до места захоронения. Они знают, что такое вырыть могилу на сорок гробов. Они видели слезы родных на могилах солдат. Они готовы к тому, что, возможно, придется снова восстанавливать те же самые мемориальные захоронения после вандалов. И они понимают, что кроме них никто этого не сделает. Поэтому нет пафоса. Нет звонарства. Есть нормальная работа, название, которой - поиск. У каждого своя война. Разная и подлая для всех. Для советских немцев, которых с сорок первого, как возможную пятую колонну, сотнями тысяч в теплушках из центральной России перебрасывали в Сибирь.

О том, как строила НЭТИ Лидия Яковлевна рассказывает с еле уловимым акцентом. В 42-ом году ее с семьей привезли сюда из Краснодарского края в товарном вагоне набитом такими же, как они, советскими немцами.

Лидия Лаврова, работница Трудармии с 1942 года: "А утром ребятишки пришли, а им сказали, что немцы приехали, хвосты, роги. Они пришли, посмотрели и убежали. А потом пришли домой, смотрим - они хлеба тащат, картошку тащат нам. Потом рассказали родителям - "они такие же, как мы".

Потом Трудармия работала на заводе боеприпасов, затем в полях, на стройке. Было всякое, и фашистами их называли. Но в памяти остались не оскорбления, а мастер, который ее, немку, у станка подменял, чтобы поесть успела. Удивительно ли это? Сегодня трудно представить, о чем думали сибиряки тогда, в войну, когда их родные погибали на фронте, а рядом оказывались люди с немецкими фамилиями. А В 44-ом в Новосибирск пришел первый эшелон с пленными немцами. Больше 10 тысяч солдат Вермахта узнали о разгроме гитлеровской Германии здесь, в Новосибирской области. Почти три тысячи остались в новосибирской земле навсегда. Немцы и фашисты. Одни наши земляки, другие враги. Имя второго космонавта планеты - Герман. И говорить больше ничего не надо. Слава живым и вечная память мертвым. Нашим мертвым.

Сергей Лукинский



Loading...