Традиции постройки русских печей продолжают в селах Новосибирской области

8 января 2018, 09:28
Традиционно, на святки гадали, хотя церковь категорически против этого. Соучастницей таких народных ритуалов часто становилась русская печь: сакральный смысл (и в магии, и в медицине) всегда дополнял ее бытовое назначение – кормилица, хозяюшка, защитница, когда-то обязательный элемент каждого дома.

Новосибирские ученые-историки рассказывают, что в некоторых деревнях области переселенцу разрешали остаться, только если он сможет за сутки построить дом! Успех определялся дымком из трубы – значит, печь работает, значит, дом готов. Говорят, и в начале заселения Новониколаевска приезжие первым делом ставили печи, обносили их легкими стенами, и так получали от старожилов право остаться в поселке. Казалось бы, сейчас, в век высоких технологий и центрального отопления, русская печь уже не нужна, но печи по-прежнему строят, и даже за большие деньги. Почему?

Полноправный герой сказок – в фольклоре её одушевляли, а в жизни – поклонялись. И недаром: русская печь (и для крестьянина, и для барина – важнейший элемент быта!) – была в каждом доме. Сегодня она – раритет, даже в деревнях почти не найти. Традиционную русскую печь в полкухни заменяют на более компактные варианты. Бабушка Закия давно готовит на электроплите, но с белёной кормилицей расстаться не готова: вместе – сорок лет, полжизни.

Закия Хабибулина, жительница села Юрт-Акбалык: «Ну что, будем дрова раскладывать. Сейчас-сейчас. Один-два раза в год сейчас топлю, а раньше через день топила – дети маленькие были, хлеб через день стряпала».

Приговаривает: это сейчас всё просто – поставил в духовку и жди, пока приготовится. А раньше, чтобы накормить семью, надо было встать до петухов, развести огонь, дождаться, пока дрова полностью сгорят, выгрести угль и золу, подмести внутри – и только тогда сажать хлеб или булочки. Запах свежей выпечки разбудит всю семью. Именно этот аромат пирогов из детства и заставил Валентина Борисовича в этом году поставить собственную печь. Не пережаришь, не переваришь. Особенность русской печи – в особом способе приготовления: в томлении. Благодаря медленному, долгому и равномерному нагреванию продукты приобретают мягкость, тонкий вкус и аромат. Особенно на Руси славились томленые щи.

Валентин Шерман, дачник: «В обычной кастрюле, какая бы она ни была, так никогда не приготовишь, только в чугунке. Во-первых, огонь со всех сторон обволакивает, во-вторых, там идет не просто варка – там все печётся. Все соки, всё, что там заложено, можно получить в ароматах. С вашего позволения начинаем, так сказать, движение».

Считается, что на Руси печи появились в средние века. Сначала – из глины, без трубы: это – курные или печи «по-черному». Потом пошли печи «по-серому»: над очагом сделали отверстия в потолке. Вершина печной эволюции – печь «по-белому»: из кирпича с трубой-дымоходом. Конструкция оказалась настолько совершенна, что даже в XXI веке не требует изменений. Именно такие печи Николай Махов и строит.

Николай строит печи последние 10 лет. Самоучка. Разобрав в родительском доме русскую печь, решил попробовать собрать ее снова – получилось. Так и остался в профессии. И спрос всегда есть, правда, заказчики – всё чаще не из деревень, а из коттеджных поселков. К русской печи, сделанной по всем канонам, можно добавить современную технику, вытяжку, и цена такой супер-печи может доходить до миллиона рублей. И платят, потому что с печью в доме появляются и щи томленые на столе, и традиции, история – в семье.

Валентин Шерман, дачник: «Вы даже не представляете, когда бабушка пудовый хлеб вытаскивала оттуда, мы, ребятишки, выбегали – у нас была борьба за эту корочку. Вкуснее хлеба до сегодняшнего дня я, наверное, не ел! Второе – почему-то все каши, которые готовили там, называли «кулеш». Их готовили на молоке, и была такая серебристая корка – это тоже было достоинством».

Всё в печи продумано столетиями. Эргономичный дизайн от студии дизайна интерьеров. Например, шесток – полочка перед устьем печи, где хозяйка могла держать в тепле приготовленную пищу. По высоте их, кстати, строили индивидуально – под хозяйку. Неглубокие ниши-печурки в стене – чтобы сушить мокрые рукавицы и лучину для растопки.

Аркадий Типсин, педагог дополнительного образования: «Когда не было спичек или их было мало, делали так: когда выгребали жар, здесь вот была такая загнетка, в ней оставляли горячие угольки. Старались их поддерживать в работоспособном состоянии, и если они сгорали, то ходили к соседям брать маленькую головёшку – угольки».

Аркадий Типсин тоже попал под очарование русской печи. Вместе со своими воспитанниками даже написал научную работу по этой теме и воссоздал точную копию печи в Музее зодчества и этнографии в Колывани. Говорит: это – достояние России, о котором мы не должны забывать.

Игорь Капориков, корреспондент: «Именно на такой печи 30 лет и три года пролежал Илья Муромец. Вот, знаете, трогаешь кирпичи, а они прямо теплые, а кое-где – даже горячие. А вот это так называемый «лежак» – на нем-то и спят. Сегодня здесь сушатся дрова, а так хозяин использует его по прямому назначению – когда приезжают внуки, они здесь спят. А осенью он сушит здесь ягоды и грибы».

Печь построил – еще бы посуду найти, жалуется хозяин. Чугунки, сковороды – только в специализированных магазинах. Еще сложнее с ухватами – на каждый чугунок нужен свой. Потому – две дороги: наугад в интернет-магазины и – по рекомендации – к кузнецам.

Руслан Бочаров, кузнец: «Ну, допустим, взять прошедшие года – такие вещи делались как бы в подарок. Чисто в подарок. А сейчас ухват делается именно в том направлении, в каком и должен служить».

Игорь Капориков, корреспондент: «Считалось, что раньше с кухонным ухватом имели дело только женщины, была даже такая поговорка: «Баба с ухватом – хоть на медведя». Но использовали его не только в быту, но и в сражениях. Правда, им не атаковали, а больше защищались».

Защищались им и от нечисти – например, после выноса покойника на то место, где он лежал, укладывали ухват, чтобы укрыть дом от смерти. А беременная девушка, выходя на улицу, брала ухват в руки рогами вверх, отгоняя тем самым злых духов. И сама печь была символом и инструментом в народных приметах и заговорах. Например, перед долгим опасным путешествием крестьянин заглядывал внутрь печи, чтобы обеспечить благополучное возвращение домой.

Сказка – ложь, да в ней намек. С Бабой Ягой до нас дошли из древности отголоски настоящего обряда «Перепекание ребенка». Родился младенец недоношенным, слабым – значит, «не дозрел». Знахарка обмазывала малыша тестом, укладывала на хлебную лопату и ненадолго отправляла в печь, теплую, но без огня. В печи и лечились, и мылись.

Валентин Шерман, дачник: «Когда протопилась, всё оттуда прочищалось, промывалось. Горнило было в два раза больше, и там детишки-ребятишки мылись. Это был один из старых русских обычаев».

Согревала, кормила, лечила – русская печь пережила века и новые технологии. И сегодня в любом помещении печь станет центром тепла и уюта, русским чудом, повторить которое не смог никто в мире.