• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ

Изумрудный Новосибирск: ученые выращивают драгоценные камни в лабораториях

10 апреля 2017, 15:40
В Новосибирске находится крупнейшее в мире месторождение изумрудов, рубинов, сапфиров. Это не шутка. Просто самоцветы рождаются в лабораториях. И многие женщины в разных странах сегодня носят украшения именно с новосибирскими самоцветами, даже не зная об этом. Мы познакомились с теми, чья ежедневная работа – выращивать драгоценные камни, а также узнали, как новосибирские геологи помогли решить задачу нобелевского лауреата и чем их кристаллы отличаются от природных.

Не каждый день держишь в руках рубин размером с хороший стейк. Олег Холдеев посмеивается – за тридцать лет производства драгоценных камней и не такое видел.

Глаза разбегаются. Рубины от девчачьи-розового до мрачно-кровавого, сапфировая радуга – от бледно-желтого до темно-синего. Именно цвет определяет стоимость драгоценного камня.

Повторить цвет, созданный природой, в лаборатории не смог никто, кроме новосибирцев. «Первые в мире», «единственные» – то и дело звучат эти прилагательные. У компании в России нет конкурентов по сапфирам, рубинам, александритам, аквамаринам. Новосибирцы – крупнейшие в мире производители изумрудов! С этих зеленых кристаллов все и началось.

Оксана Тарасенко, корреспондент: «В 1970-х годах прошлого века новосибирским геологам поступил госзаказ: необходимо разработать материал для военной оптики и лазеров. Кристаллы изумруда и александрита подходили для этого, но были недостаточно чистыми. Так в Институте геологии начали выращивать идеальные драгоценные камни».

Оптический спектр изумруда обещал лазеры и электронику с новыми свойствами. Но, пока ученые научились выращивать совершенные изумруды, идентичные природным, «русским», на рынке появились иные, более мощные источники излучения. Зато «выстрелило» побочное – ювелирное – направление. Кристаллы начали скупать советские министерства – «Союзювелир» и Министерство внешней торговли СССР. После перестройки ученые открыли совместное тайландско-российское предприятие. «Би-Би-Си», телеканалы Франции и Германии рассказывали про уникальное производство драгоценных камней в сибирском научном городке – камней, которые независимая экспертиза не смогла отличить от природных.

Олег Холдеев, директор компании-производителя драгоценных камней: «Это абсолютно такие же камни, с такими же свойствами. Если вы возьмете шубу из специально выращенной норки и шубу из норки, пойманной в природе, – искусственно выращенная будет лучше по качеству. То же самое и у нас – наши камни будут лучше по качеству, будут иметь меньше дефектов, чем найденные в природе».

Вот оно – крупнейшее в мире месторождение гидротермальных изумрудов. Рядами – сотня специальных печей. Кристаллы в них растут по тем же принципам, что и в недрах земли. Из того же материала.

Не верится, но факт: эти невзрачные камни в ведерках – шихта, исходный материал для изумрудов. Берилл очищают, измельчают и засыпают на дно стальных сосудов-автоклавов, добавляют нужные элементы и заливают водой. По тем же принципам дети дома выращивают кристаллы соли в крутом растворе. Просто для драгоценного камня нужны экстремальные условия – температура 600 градусов и давление в полторы тысячи атмосфер. Только так минерал растворяется, реагирует с нужными элементами, и через три месяца из этой смеси рождается кристалл.

Гидротермальная технология известна с прошлого века. Драгоценные кристаллы выращивают не только в Новосибирске, но только здесь сумели воссоздать самый дорогой колумбийский изумруд.

Дмитрий Фурсенко, соавтор технологии выращивания колумбийского изумруда: «Дело в том, что такого типа изумруды растут другого цвета, не такого как у нас. Это ноу-хау и никому почему-то это не дается».

Скромничает. Дмитрий Фурсенко на «колумбийский» оттенок камня потратил семь лет жизни. Экспериментировал в свободное от обычных «русских» изумрудов время.

Дмитрий Фурсенко, соавтор технологии выращивания колумбийского изумруда: «Цвет изумруда дают определенные элементы в определенных соотношениях. Более того, эти элементы должны входить только в определенных условиях, потому что один и тот же элемент, который войдет в других условиях, не даст такой окраски».

Речь об элементах-хромофорах – если в процессе рождения камня в структуру попал хром или ванадий, то камень превратится в изумруд, а если железо – станет аквамарином. Кстати, по такому же принципу из корунда – оксида алюминия – вырастет рубин или сапфир. Добавьте железо – будет желтый сапфир, а если титан – бледно-розовый. Смешайте железо и титан – сапфир родится синим. Никель в разных условиях даст все оттенки от желтого до голубого. Но если в оксид алюминия добавить хром – тогда и только тогда он станет рубином.

Многое зависит и от шихты. Берилл в Новосибирск везут тоннами из Бразилии, там – основные месторождения природных драгоценностей. Алтайские минералы, уральские – дают другой результат. А эксперименты могут стоить дорого. Почему?

Способность вновь и вновь отвечать на этот вопрос и позволяет удерживать лидерство. Коллеги по лаборатории уходили и открывали собственное производство, но новосибирцы не ревнуют. Знать одну технологию – мало. Условие выживания на рынке – постоянное развитие теории. Доктор наук Виктор Томас листает на мониторе публикации в престижнейшем Nature и других международных журналах.

Виктор Томас, соавтор технологий выращивания драгоценных камней, доктор геол.-мин. наук: «Нам просто это интересно. Мы разрабатываем все новые и новые технологии. Не только технологии. Например, разрабатывали технологию выращивания кристаллов аквамарина – появился ряд научных вопросов, с аквамарином не связанных. Мы начали копать в этом направлении – и, как оказалось, решили задачу, которая была сформулирована в XX веке нобелевским лауреатом Поллингом».

Новую задачу сформулировали себе сами: сделать то, что не удается никому – вырастить изумруд-гигант в пятьсот карат.

Виктор Томас, соавтор технологий выращивания драгоценных камней, доктор геол.-мин. наук: «Вы видите, у него скосы, вот здесь. Это материал, который не вырос. Потеря за счет скосов – 25%. Если вместо одной затравки взять три такой же – потери материала будут 40%, которые не выросли. Мы потратили реактивы, электроэнергию, время, автоклавы, – а выросло материала меньше. Мы задались задачей – а можно ли срастить несколько маленьких затравок, которые есть, – в одну большую, которой нет?»

Свою истинную красоту кристаллы впервые явят миру за тысячи километров отсюда – вся продукция идет на экспорт: Италия, Китай, Таиланд. Там огранка камней поставлена на поток и гораздо дешевле, чем в России. Но они вернутся – уже в украшениях от имени известных ювелирных корпораций. Официально – с пометкой на этикетке, – или неузнанные. По красоте, физическим и химическим свойствам рожденные в Академгородке камни абсолютно идентичны натуральным. И неудивительно, если туристы, купившие украшения на зарубежных ювелирных фабриках, приедут домой именно с новосибирскими изумрудами, рубинами или сапфирами.