• Россия 1
  • Россия 24
  • Радио России
  • Радио Маяк
  • Радио Вести ФМ

В Академгородке прошел первый фольклорный форум

13 ноября 2016, 15:17
Душа народа - как открытая книга. Ровно 35 лет назад в Новосибирске стартовал проект, которому нет аналогов в мире — «Памятники фольклора народов Сибири и Дальнего Востока», более чем на 30 языках. Среди них тот, на котором говорят миллионы - и тот, что знают всего полторы тысячи человек на Земле. Песни, танцы, обряды, сказки - уникальное знание, то, что передается из уст в уста, и что может умереть в любую минуту вместе со своим хранителем. Память поколений коренных сибиряков и приезжих переведенная на русский язык. Работа, которую трудно переоценить, продолжается и сегодня. Филологи, музыковеды, ученые и работники культуры трех стран встретились в Академгодке на «Первом Сибирском фольклорном форуме» — чтобы обсудить методы изучения, сохранения и возрождения культурного наследия народов России. А мы познакомились с теми, у кого это наследие в крови.

Лариса Буянтуева организует событие любого масштаба – в любой из 25-ти стран, где представлена ее компания. Постоянно в разъездах. Совпадение ли? В ее венах течет кровь кочевого народа.

Лариса Буянтуева, event-менеджер международной корпорации: Вы знаете, у бурятов даже нет такого понятия – назад. Есть только вперед – «уракша». И есть такая шутка, что происходит, если нужно обратно: он разворачивает коня и говорит снова – вперед.

Уракша – стиль жизни современной бурятки. И неприступные двери для нее открываются, словно по волшебству. Совпадение ли? Лариса - потомок шамана. Ее дед – кузнец-дархан.

Лариса Буянтуева: Они почитались наравне с шаманами – потому что дарханы владеют огнем и железом. Их молитвы доходят быстрее. Как рассказывает мама, из всех окрестных улусов, деревень ехали к отцу с просьбами.

Посредник между человеком и духами – в простой солдатской шинели, у наковальни с молотком. Единственная фотография деда сделана сразу после войны для районной газеты. С ней и ходят в Бессмертном полку на 9 мая. По ней знакомят детей и внуков с дедушкой, с историей рода.

Лариса Буянтуева, event-менеджер международной корпорации: Чем более мы становимся современными – тем более нам нужна вот эта связь с исконным, с настоящим. То, что являлось основой рода. Чем становлюсь я старше, я понимаю, не один человек не может существовать без своих истоков. И это дает силу.

Наши корни - и сила, и вдохновение. Бурятский Морин Хуур из конского волоса , иочин и лимбэ, похожий на флейту – один из самых древних инструментов кочевников - словно созданы для музыкального сопровождения американского хита. Народные исполнители ищут путь к сердцу новой аудитории.

Рэп на тувинском языке читает мастер горлового пения. Удивительное искусство народов Сибири - извлекать несколько звуков одновременно – привлекает внимание и без современной обработки.

Алтайский кай в коридоре университета геосистем и геотехнологий странно слышать. Первокурсник Виталий Каланаков смущается, но терпит удивленные взгляды студентов. Знакомит нас с культурным наследием его народа.

Виталий Каланаков, студент СГУГиТ: Языком нужно поднять вверх, вот так.

Алтайский паренек из далекого села Кош-Агачского района Виталя впервые услышал кайчы – сказителя, мастера горлового пения - в 3-м классе. И загорелся. С тех пор учится дыханию, технике, текстам. Кайчы - это не только исполнитель, но и хранитель. Лучшие могут часами наизусть читать народные эпосы. Находка для ученых-фольклористов.

Евгения Кузьмина, Заведующая сектором фольклора народов Сибири Института филологии СО РАН: Хоровод получается иногда поехали, записали –приезжаем – и следом сообщение – что такого не стало знатока. Мы успели записать. А сколько ушло из жизни? Они же уносят с собой все свои знания и передать некому – потому что младшее поколение утрачивает язык.

Бабушки на деревенской лавочке выглядят не так экзотично, как алтайские сказители – но для ученых столь же ценны. Это – тоже хранители, славянских традиций и языка. Летняя экспедиция специалистов сектора фольклора Института филологии СО РАН в районы Новосибирской области.

Это кажется – самая многочисленная нация. Русским народным танцам, сказкам, обрядам внимание и защита нужны не меньше, чем творчеству коренных народов Сибири. Русский фольклор уже исчезает на окраинах бывшего Советского союза.

Талантаалы Бакчиев, Кандидат филологических наук (Киргизия): Я помню в детстве мы слышали русские песни, частушки в своих селах. А сейчас это невозможно услышать и увидеть – это уже в прошлом.

В сибирских деревнях и селах старинные песни еще помнят и народные танцы танцуют. На научном фольклорном форуме - мастер-класс по уникальной новосибирской кадрили. Сохранилась только в Болотнинском районе.

Вечорки для наших прабабушек и прадедушек были не просто развлечением, а социальным экспериментом.

Наталия Кутафина, руководитель школы русской традиционной культуры «Радоница»: Хоровод с другой девкой ты пошел плясать, можно было создать надежную, хорошую пару.

И якутский хоровод не просто танец, способ очищения и поклонения солнцу. Возможность в песне развивать талант и демонстрировать смекалку. «Лесом еду-лес пою» - только по жестким правилам стихосложения.

Айталина Мойтохонова, Преподаватель фольклора (Якутия): Это поешь, то что видишь. Прямо. А аллитерация – с одной буквы начинаешь, с этой буквы заканчиваешь. У нас это называется дар свыше.

Дар - это слово звучит в каждом интервью. Дар свыше, дар предков. Богатство Сибири, не менее ценное для благополучия страны, чем газ или нефть.

Евгения Кузьмина, заведующая сектором фольклора народов Сибири Института филологии СО РАН, профессор: Это тот стержень, та основа, та база, на которой человек формируется. Это ценности духовного плана, эстетического, нравственного плана. Это то, что держит человека. И фольклор поэтому дошел до наших дней, потому что это является источником духовной жизни людей и народов в целом.

Лариса Буянтуева, event-менеджер международной корпорации: Праздники – это всегда большая ответственность. Это всегда очень много народа. Ты понимаешь, ты чувствуешь, просто одной моей организованности – не хватит. Нужна еще какая-то помощь.

Перед праздником я приезжаю к бато ламе и мы делаем обряд по всем буддийским канонам, как положено потом я приезжаю на площадку и делаю, брызгаю, как брызгал мой дедушка – мне кажется это нормально.

Лариса Буянтуева, как и многие буряты, хранит обычаи сразу двух культур – шаманизма и буддизма. Причем, зачастую, неосознанно.

Лариса Буянтуева, event-менеджер международной корпорации: Когда за столом собрались гости, наливают первый бокал вина обязательно нужно побрызгать духам. Посмотри на бурят любой пальчиком, и на четыре стороны. 5-ю капельку на сердце, а эту – на стол, за гостеприимство хозяев. Чтобы в доме, где находятся – было благополучие, удача, счастье и так далее. Эти вещи мы делаем на уровне подсознания, потому что видели с детства.

Пусть не сразу поймут, оценят, но увидят, услышат и запомнят. Быть может, лучший способ хранить культурное наследие своего народа – в традициях семьи. 

Оксана Тарасенко, Сергей Радаев и Андрей Караваев