Вернуть к жизни: кто готов помочь первым? Эксперимент «Вестей»

28 марта 2016, 13:35
Стоит задуматься, чем лично ты можешь помочь ситуации, где есть опасность для жизни. Причем не обязательно по вине террористов. Человеку на улице стало плохо. Ребенок за соседним столиком в кафе подавился. Кто из нас знает, как делать искусственное дыхание правильно, а не по кадрам из кинофильмов?

Пособие по оказанию первой помощи выпустили новосибирские спасатели. На таджикском языке. Представителей этой диаспоры в Новосибирской области все больше. Книги раздадут таджикским общинам, а также учебным заведениям, где учатся дети мигрантов. Такие пособия уже есть на тридцати языках. Но достаточно ли прочитать методичку? Навыкам первой помощи всех учили в школе. Но… то, что корревпондент «Вестей» устроила в новосибирском торговом центре - можно было бы назвать провокацией. Если бы не цель эксперимента - заставить прохожих проявить лучшие качества и напомнить - именно от вас может зависеть чужая жизнь.

 

Ольга Дурных, Корреспондент: «Согласно нормативу, скорая помощь должна приехать к больному за 20 минут. Но пробки, которые теперь и для маленьких городов - дело обычное, нередко удваивают это время. Между тем мозг человека, который перестал дышать, начинает умирать уже через 5 минут. Помочь могут только те, кто оказался рядом - здесь и сейчас».

Настя однажды спасла мужчину, которого на улице ударили железной палкой по голове.

Анастасия Коваленко: «Я подошла и оказала первую помощь, доврачебную, остановила кровь, перевязала голову. И чисто все было на интуиции и на логике. Что если из головы идет кровь, то вниз голову наклонять нельзя. И после этого задумалась о том, что у нас вообще очень мало людей умеют оказывать первую помощь».

Вместе с другом Настя взялась за поиски курсов доврачебной помощи. От семисот рублей - в новосибирском мед. колледже до пяти тысяч - в частных фирмах. Бесплатно - для взрослых - только мастер-классы на городских гуляниях или занятия для коллектива на предприятиях.

Ольга Дурных, Корреспондент: «О том, как делаться непрямой массаж сердца и перевязывать раны, нам рассказывают еще в школе. В моем детстве вместо тренажера был один из одноклассников, но сейчас все изменилось».

Вдохнешь слишком слабо или слишком сильно - загорится красная лампочка. Новосибирские гимназисты приводят в чувство пластикового Максима. На современном тренажере можно отработать силу и частоту нажатия на грудную клетку и освоить разные типы сердечно-легочной реанимации, а также массаж с помощью массажеров для шеи и плеч, оборудование покупают на http://beurer.pro/category/massazhery-dlya-shei-i-plech.html. Удачному возвращению к жизни аплодирует весь класс. В глазах манекена загорается зеленый зрачок, на сонной артерии прощупывается пульс.

Михаил Игонин, Преподаватель-организатор ОБЖ: «Дети узнают о правилах оказания первой помощи с 5 класса. И далее вплоть до 11 класса такая информация идет по нарастающей».

Манекен - финальный этап обучения. Из 4 попыток спасения Макса удачны - только две. Задача, которую ставит перед школьниками тренажер сложная. Иначе навыки будут условными. Сдав такой норматив, ребенок сориентируется, попав в экстренную ситуацию в реальности. Но…

Михаил Игонин, Преподаватель-организатор ОБЖ: «На самом деле данное оборудование стоит очень дорого и в большинстве школ его, конечно же, нет».

И не было у предыдущих поколений школьников. Сегодняшние взрослые - это те, кто учил порядок реанимации по картинкам в учебниках.

Ольга Дурных, Корреспондент: «Для большинства из нас школьные законы физики и правила русского языка со временем стираются из памяти, что уж говорить об ОБЖ. Мы решили проверить, способны ли взрослые люди оказать первую помощь в экстренной ситуации. Это Данил, актер, сегодня он сыграет роль человека, которому стало плохо прямо в торговом центре».

Данил гуляет вдоль витрин и внезапно начинает громко и болезненно кашлять. Почти сразу Данила окружают прохожие. Перечисляют заболевания. Эпилептик? Сердечник? Продавцы подносят воды. Данил продолжает кашлять. От скорой отказывается, но прохожие все равно вызывают. Одна женщина решается пощупать грудную клетку парня, за которую он все время хватается. Понимая, что это максимальный уровень подмоги, мы раскрываем карты. Большинство не взялось помогать, т.к. не распознало недуг. Потому меняем правила. Конкретная ситуация. Данил поперхнулся. Неравнодушные расходятся во мнениях. Одни за воду, другие за похлопывания. В конце концов делают ставку на прием Геймлиха. Женщина обхватывают сзади и резко сжимают под грудью. Не получается - на помощь зовут мужчину. Браво! выходим из укрытия. Одна из главных спасительниц разволновалась, но вспомнила, что советовали в таких случаях по телевизору. Прием - известный. Но зная теорию - получится ли на практике? Проверяем. Одну из компаний, которая обучает взрослых, приглашаем в редакцию. Операторы без проблем спасают поперхнувшегося Чарлика, а вот хрупким журналисткам маневр никак не удается. Дело не в сильных руках - а в технике. Такие курсы ведут действующие реаниматологи. Параллельно с обучением развеивают мифы. Что эпилептику не нужно зажимать язык, а того, кто упал в обморок - поднимать на ноги. К концу обзорного занятия мои коллеги ведут себя смелее. Уверенность увеличивает количество спасенных. Организаторы курсов уверяют - меньше 10% работодателей Новосибирска готовы обучить своих сотрудников. Гораздо чаще услугами фирмы пользуются иностранные компании. Там с безопасностью все строго. Некоторые даже устраивают на производстве эксперименты вроде нашего в торговом центре, чтобы понять, как работники усвоили курс.

Анастасия Шамова, Директор компании по обучению доврачебной помощи: «Из физических лиц это или люди, которые когда-то попадали в такую ситуацию, их настолько впечатлило, что они нас разыскивают и понимают, что эти навыки необходимы. Очень большой пласт родителей, молодые, будущие - тоже большая категория. Воспитатели, нянечки, гувернанты, спортсмены».

В скорой уверяют - люди готовы спасать ближнего. Если не хватает знаний или уверенности, поможет диспетчер.

Александр Балабушевич, Заместитель главного врача Станции скорой помощи: «Активно уверенным голосом предлагает окружающим принять участие, начать оказывать помощь во время ожидания бригады скорой помощи. И перед глазами у каждого диспетчера есть четкий алгоритм».

Он задаст ритм массажа сердца, подробно объяснит каждое движение. Единственное, что требуется от человека - побороть волнение и выполнять команды. Страх сделать хуже - возникает у большинства. Но сломанные ребра стоят заведенного сердца.

Мария Пивченко, Врач-реаниматолог-анестезиолог скорой помощи: «Если пациент умирает, находится без сознания, как можно навредить? Понятное дело, речь не идет о покалечить, нанести травмы, речь о дистанционной реанимации. Здесь нужно содействие населения , участие населения до приезда скорой помощи».

Страх - от незнания. Настя, когда перевязывала истекающего кровью мужчину, тоже боялась. После он отыскал ее и рассказал, что если бы не ее - хоть и неуверенная, но все же помощь - он бы погиб.